Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


15.03.2010   Болезнь зашла далеко…

16 марта в Латвии каждый год вскрывается нарыв. И проблема, в сущности, не в том, что молодежь устраивает для бывших борцов за дело Гитлера «аллею славы» из государственных флагов. Куда важнее ответ на вопрос, почему молодые латыши это делают. Ответ на этот вопрос покажет, что болезнь зашла намного глубже, чем кажется на первый взгляд.

 

Адольф Гитлер и Отто Нейландс

 

В современной латышской исторической литературе о Второй мировой войне упоминается старший лейтенант легиона SS Отто Нейландс. Судьба у него весьма любопытная: однажды старшему лейтенанту довелось поучаствовать в переговорах на «генеральском» уровне. Было это в Берлине 1 мая 1945 года. Уже покончил с собой Гитлер, а начальник Генерального штаба вермахта генерал–лейтенант Ганс Кребс (который через несколько часов последовал примеру своего фюрера) собрался на переговоры с генералом–полковником Василием Чуйковым. Кребсу понадобился переводчик. И вот с этим «живым трупом» в расположение советских войск отправился знавший русский язык старший лейтенант Нейландс. И в результате попал в историю.

Вот именно, что попал. Тогда вовсю звучало «Гитлер капут!», легионеры готовились сдаваться. Ныне они сдаваться не собираются: каждый год маршируют по главной улице латвийской столицы под государственными флагами. Что же придает им уверенности?

 

Историки или адвокаты?

 

Представим себе, что ветеран Великой Отечественной войны из Латышского стрелкового корпуса пришел бы 16 марта к памятнику Свободы поспорить с юными поклонниками легиона SS. Что могли бы ему противопоставить сторонники эсэсовцев кроме ругани? Весьма возможно, юнцы посмотрели бы на героя войны с жалостью и разъяснили бы на чистейшем государственном языке: «Не на той стороне ты воевал, дед. Я знаю. Я читал».

Именно так. Что могут сегодня почитать о войне молодые латыши, которые считают изданные до 1990 года в СССР книги о войне лживой пропагандой оккупационного режима? Каталог Латвийской национальной библиотеки свидетельствует: на одну книгу на латышском языке о борцах антигитлеровской коалиции приходится 5–10 изданий о латышском легионе SS. Одних только книг об авиации (не советской, естественно) столько, что скоро можно будет создавать отдельный раздел в каталоге.

Что же публикуют в последние годы в Латвии о легионе SS на латышском языке? Про мемуары бывших эсесовцев долго рассказывать не буду. Думаю, каждый читатель понимает — не для того бывшие подчиненные главкома Гитлера взялись за перо, чтобы каяться или повествовать о своем разгроме. Интереснее то, что пишут о них современные латвийские исследователи. Немалая часть из них, на наш взгляд, совсем не похожа на беспристрастных историков.

 

Минное поле субъективизма

 

Можно было бы перечислить немало трудов современных латвийских ученых о войне. В таких книгах утверждается, что советские партизаны были засланными из СССР диверсантами, Советская армия была оккупационной, Саласпилс нацисты не числили среди концентрационных лагерей, а легионеры SS вовсе не были идейными сторонниками Гитлера.

Помните, несколько лет назад президент Латвии подарила президенту России книгу «История Латвии. ХХ век»? Благодаря этому событию «История» оказалась в центре внимания латвийских средств массовой информации и подверглась весьма суровой критике. Изданная в 2008 году книга «Латвия во Второй мировой войне» такого внимания к себе не привлекла. Иначе, думается, ее критиковали бы еще более резко.

В книге «Латвия во Второй мировой войне» всем советским латышским воинским формированиям отведено менее одного процента от общего количества страниц в этой книге. Латышскому легиону SS уделено во много раз больше внимания. Подробно говорится и о его боевом пути, и о принципах формирования. Отдельный подраздел написан о мотивах, по которым легионеры воевали на фронте. В книге говорится, что они боролись против СССР, так как не хотели новой оккупации (можно подумать, что Германия Латвию не оккупировала. — Прим. автора), руководствовались принципом: «Враг моего врага — мой враг», видели в легионе основу новой латвийской армии, не были «политическими солдатами» фюрера, не являлись борцами за нацистскую «новую Европу». При этом в книге не говорится, что и Гитлеру, и Гиммлеру, и Герингу было глубоко наплевать, какой видит будущее Европы латышское пушечное мясо. Главное, чтобы легионеры фронт не оставляли. Авторы книги отмечают, что в одной из латышских дивизий SS было больше награжденных высшей наградой рейха, чем в любой другой не немецкой дивизии SS. Но ведь Гитлеру больше ничего и не было нужно, кроме того, чтобы латышские эсэсовцы боролись на фронте с максимальным ожесточением! А о том, какой быть Европе и Латвии, никто бы у латышей в случае победы нацизма не спрашивал.

Итак, на передний план выставляется не то, что объективно делали латышские эсэсовцы, не то, на кого они работали, за кого воевали, а то, чего субъективно желали. Кстати, субъективные желания трудно поддаются объективному анализу. Ибо очень трудно определить, что на самом деле желал тот или иной человек на самом деле много лет назад. Приведу простой пример. 25 лет назад я, молодой еще в то время журналист, в канун праздника Победы встретился с пожилым латышом — Героем Социалистического Труда, участником Великой Отечественной войны. Собеседник разговаривал со мной доверительно. Я спросил его, что он почувствовал, когда узнал о капитуляции нацистов. Тот ответил: «От радости стал стрелять в воздух». Я уточнил: «От радости, что нацистов победили?». Собеседник снисходительно на меня посмотрел и пояснил: «От радости, что война закончилась, и жив остался». Не удивлюсь, если в донесениях политработников настроения в Латышском стрелковом корпусе 9 мая 1945 описывались несколько иначе. Например, так: «Абсолютно все воины–латыши, испытывали гордость за социалистическое Отечество».

Повторюсь, вопрос о том, кто что думал в определенный момент, трудно поддается исследованию. В отличие от того, кто как действовал и на чьей стороне воевал. Выдвигая на первый план не дела, а субъективные мечты, можно, кстати, обелить кого угодно.

Допускаю, что молодой человек, прочитавший книгу «Латвия во Второй мировой войне», вполне мог сделать вывод, что эсэсовцы были патриотами Латвии, а вот были ли ими латыши — участники Великой Отечественной войны — неизвестно. Ведь подробной главки о том, чем они руководствовались, в книге нет. Так же как нет и в разделе о легионе SS и пояснений, к чему для латышского народа могла привести победа в войне легионеров и их немецких братьев по оружию. А любую войну ведут, как известно, ради победы, а не из любви к военному искусству.

 

Старая песня «Нового времени»

 

Стоило только появиться запрету на шествие легионеров, как на защиту любителей шествовать в память о некоей «победе» латышских эсэсовских дивизий выступила партия премьер–министра Латвии — «Новое время». В заявлении «Нового времени» отмечалось, что легион SS боролся против армии той страны, которая в 1940 году оккупировала Латвию. О том, что господа эсэсовцы воевали за Гитлера, а значит против человечества, в заявлении не упоминается. Зато указывается, что дата 9 мая заставляет многих жителей Латвии вспоминать 50 лет оккупации, во время которой проводился геноцид. О том, что при «советском геноциде» население Латвии росло, а при премьер–министре из «Нового времени» — резко сокращается, в заявлении по понятным причинам не говорится. Впрочем, речь и не об этом. Речь о том, откуда у шествий эсэсовцев, что называется, ноги растут.

Комментарии


Символов осталось: