Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


25.05.2010   Любовник герцогини

Больше половины своей взрослой жизни герцогиня и императрица Анна Иоанновна делила постель не с Бироном, а с Петром Бестужевым Рюминым

 

Ныне в Латвии имя Петра Бестужева–Рюмина почти полностью забыто. Мне не удалось найти даже портрета этого государственного деятеля, графа, любовника самой знаменитой из курляндских герцогинь и отца российского канцлера. Между тем, почти все время пребывания в Митаве будущей императрицы России Анны Иоанновны именно Петр Михайлович ночами по–хозяйски входил в ее спальню. А ставший позднее всемогущим Бирон много лет был у него в услужении мелким чиновником и услужливо открывал перед ним дверь.

 

Царская дочь

 

Что русскому здорово, то немцу смерть. Молодой курляндский герцог Фридрих–Вильгельм тому убедительный пример. В Петербурге его свадьбу с племянницей Петра Великого Анна Иоанновной поздней осенью 1710 года играли долго, пили много. Итог: по дороге домой 17–летний герцог продолжал опохмеляться, заболел воспалением легких и помер. Юная герцогиня осталась вдовой, не успев даже попасть в столицу герцогства.

Россия имела в Митаве влияние, но официальным сюзереном Курляндии был польский король Август Ī. Он и повелел передать престол дяде покойника Фердинанду. Тот так враждовал с курляндским дворянством, что не смел показываться в своих владениях и управлял Курляндией из далекого Данцига. Это дорого обошлось Анне Иоанновне: ее новоиспеченный родственник рачительно вывез из дворца в Данциг даже мебель и посуду. Он же охотно использовал приданое Анны Иоанновны на выкуп заложенных ранее герцогских имений. А на что было жить бедной (в прямом смысле этого слова) вдове? По брачному договору Анна должна была получить в Курляндии немало имений, но местные дворяне отказывались выполнять договор: мол, когда отсутствующий герцог поручит, тогда и выделим. А недоступный Фердинанд спокойно жил в далеком Данциге… А пока пусть принцесса воздухом питается.

Даже если ты царская дочь (отец Анны Иван V до своей смерти был соправителем Петра Великого), есть–пить тебе все равно надо. Да и одеваться хочется не хуже какой–нибудь мелкой помещицы из Земгале. Понимая это, Петр Великий послал в Митаву обер–гофмейстером двора (управляющим) Анны Иоанновны генерал–майора Петра Михайловича Бестужева–Рюмина.

Поначалу придирчивый 48–летний старик 19–летней герцогине не понравился. Ее мать, вдовствующая царица Прасковья, из любви к дочери даже просила царя заменить его, так как гофмейстер «несносен». Но Петр Великий, лучше знавший людей, не торопился с выводами.

Бестужев–Рюмин, используя свои полномочия, смело ввел в Курляндию российские войска. После чего местные бароны быстро осознали, что к племяннице царя великой державы надо относиться с уважением. Оказалось, что вопрос о предоставлении имений можно решить и без Фердинанда. Доход от 14 поместий составлял 12 тысяч серебряных талеров в год. На бриллианты, как всегда, не хватало, но у герцогини появился свой двор и даже рота почетного караула. Титуловать Анну «ваша светлость» можно было уже без иронии.

Деятельный Бестужев–Рюмин взял на себя все заботы царской дочки. А себя в Митаве толковый дипломат поставил так, что его слово стало значить больше, чем слово герцога Фердинанда. Политика герцогства отныне шла в фарватере политики России!

 

Женихи и фактический муж

 

Шли годы, претендентами на руку и сердце Анны Иоанновны становились то саксонский фельдмаршал Яков Флеминг, то принц Карл Вюртембергский, но каждый раз высокая политика мешала браку. А годы шли. Что с того, спросите вы, если в Митаве в то время было немало молодых дворян: красивых, галантных, благовоспитанных? Анна Иоанновна предпочла всем им человека в годах!

Бестужев–Рюмин был отцом троих детей, причем его сын Михаил был старше Анны на 5 лет. Однако именно пожилой генерал завоевал любовь юной герцогини. История не сохранила сведений, когда именно начался их странный роман. Но можно смело сказать: Петр Михайлович много лет был фактическим мужем ее светлости. Жену уважал, рукоприкладством не занимался (во всяком случае истории такие факты неизвестны). А царская дочь сильно любила посланного ей судьбою суженого. Уже через много лет, когда, казалось бы, страсть могла поутихнуть, герцогиня обратилась с просьбой к подруге своей юности самодержице всероссийской Екатерине I с мольбой: царица, дайте гофмейстеру чин тайного советника!

 

Любовный четырехугольник

 

Увы, в 1726–м году в безмятежную жизнь Анны и Петра Михайловича стремительно ворвался «первый любовник Европы» полководец и красавиц Мориц Саксонский. Внебрачный сын Августа Ī, принц без королевства решил жениться на Анне Иоанновне ради герцогской короны. Мало того что он слыл самым неотразимым мужчиной континента, принц мог дать вдовствующей герцогине то, чего не мог предоставить ей 62–летний Бестужев–Рюмин. Официальный брак, возможность иметь законных детей, какая женщина не хочет этого! Анна стыдливо сообщала в Санкт–Петербург: «Оный принц мне не противен».

Мориц Саксонский стал противен России: германский принц на курляндском троне был ей не нужен. В Ригу прибыл Меншиков, гнать Морица из Курляндии. К несчастью Анны, Александр Данилыч сам решил претендовать на трон герцогства (Фердинанда никто в расчет не принимал). Как дипломат Бестужев–Рюмин оказался даже не между двух, а меж трех огней: Анна требовала от своего гофмейстера устроить ее брак с принцем, из Санкт–Петербурга приказывали свадьбу сорвать, а «полудержавный властелин» Меншиков ждал, что умный Бестужев–Рюмин станет работать на него. Меж тем, отвергнутый герцогиней старый генерал страдал и, пожалуй, впервые в жизни растерялся. Борьба за престол длилась почти год. Меншикова из Лифляндии отозвали, Анне жениться запретили, а Морица русские войска изгнали из Курляндии.

После того как все закончилось, Бестужева–Рюмина вызвали в столицу России: укрепивший свое положение Меншиков решил свести с ослушником счеты. Анна Иоанновна (ей уже исполнилось 34 года) огорчилась: что же, совсем одна? Написала письмо, просила вернуть гофмейстера. Возможно, в душе и каялась.

 

Неожиданный финал

 

День шел за днем, старый генерал не возвращался. А рядом был его помощник Бирон, обходительный, неглупый, а главное — молодой. Будь 63–летний Бестужев–Рюмин лет на 20 моложе, возможно, Анна Иоанновна и устояла бы. Но старый любовник был далеко, будущее его было неведомо. Анна уступила Бирону и тот быстро покорил любовницу молодостью и пылкостью. Бестужев–Рюмин оказался не нужен.

События развивались стремительно! В Москве во время эпидемии умер юный царь Петр Ī, Анну пригласили на царство в Россию. Щедрой рукой она назначила Бестужева–Рюмина губернатором в Нижний Новгород. Старик не понял ситуацию, стал ворчать, мол, что же его Аннушка так низко его ценит. Не сообразил, что Бирон по–прежнему опасался 64–летнего соперника, сделал все, чтобы Бестужева не было при дворе. Не понял и того, что люди меняются, что его нежная и покорная Аннушка, став императрицей, способна и возгордиться. А она прогневалась, за ворчанье сослала бывшего возлюбленного в деревню. Возможно, сказалось и то, что после воцарения в постели Анны Иоанновны Бирона, придворные услужливо открыли герцогине глаза: оказывается, старого генерала хватало не только на амур с ней, но и на «шалости» с ее фрейлинами!

Парадокс: милости обрушились на Бестужева–Рюмина не тогда, когда его Аннушка стала императрицей, а тогда, когда к власти пришла соперница Анны Иоанновны в политике Елизавета Петровна. В 1742–м, за год до смерти, 78–летний Петр Михайлович получил титул графа.

Перемены в его жизни были связаны с успехами его младшего сына Алексея. Умен был Бестужев–Рюмин–отец, еще более способным человеком оказался сын. В эпоху дворцовых переворотов не раз мог лишиться жизни. В 1740–м году на несколько месяцев стал канцлером, при смене власти оказался арестован и заточен в крепость, но сумел оправдаться, выйти на свободу и тут же поучаствовать в заговоре в пользу Елизаветы Петровны. После успешного переворота новая императрица сделала Алексея Петровича вице–канцлером, а в 1744 году канцлером. 14 лет он умело и разумно правил Россией. В старости задумался о будущем страны. Елизавете должен был наследовать Петр ĪI. Не видя в нем хорошего правителя, Алексей Бестужев–Рюмин составил заговор в пользу супруги Петра ĪI Екатерины. Увы, заговор был разоблачен, Бестужева–Рюмина приговорили к смерти, затем заменили приговор ссылкой. Через несколько лет в России произошел переворот, Петра ĪI свергли. Благодарная Алексею Петровичу императрица Екатерина Великая даже и не знала, чем пожаловать графа — 71–летний Бестужев–Рюмин, не воевавший ни одного дня, был возведен в чин генерал–фельдмаршала…

Комментарии


Символов осталось: