Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


02.06.2010   Удачный штурм

Существует миф, будто укрепления древней Риги ни разу за всю ее историю не были взяты штурмом. Тезис этот повторяется в наши дни из статьи в статью, но не имеет никакого отношения к истине. Ровно 300 лет назад, 30 мая 1710 года, выяснилось, что защищавшие город укрепления — не преграда для русских солдат.

 

Новый заслон

 

Еще при жизни основателя Риги епископа Альберта рижане выстроили из белого известняка крепостную стену двухкилометровой длины. Возвели ее за гигантские по тем временам деньги и вскоре… стали перестраивать. Чтобы была длиннее и выше.

Из глубины веков до нас дошла легенда о том, что Рига не будет достроена никогда. Не потому ли ее сочинили, что крепость все время совершенствовалась? Средств на это не жалели. Существовал даже закон, по которому ни одно завещание в городе не считалось законным, если в нем не указывалось, сколько именно кирпичей покойник завещал на очередную достройку укреплений.

В конце концов, Рига обрела каменную стену высотой в 9 метров, в крепости имелись 28 башен. Попробуй, возьми! А Ригу никто и не пытался штурмовать — ни отряды Ливонского ордена, ни подходившая к городу армия великого князя литовского, ни даже Иван Грозный.

Все укрепления обесценило появление осадной артиллерии! Мощные пушки способны были постепенно разрушать даже стену полутораметровой толщины. Горожане не пали духом и за бешеные деньги создали новые укрепления. Оказалось, нет ничего мощнее, чем крепость… из земли. В XVI столетии Старый город опоясал земляной вал. В XVĪ столетии, его, конечно же, перестроили, сделав выше и толще. В итоге ширина вала поражала воображение — почти 40 метров. С него был виден весь город — высота валов превышала 10 метров. Такие укрепления ни пушками не разрушишь, ни штурмом не захватишь. А еще в оборонительную систему входили бастионы, равелины…

И можно было бы жить спокойно, да вот беда: город строился! В XVĪ веке почти 90 процентов рижской территории и подавляющее большинство домов находились за пределами валов. Получалось, что фантастические деньги потрачены впустую!

Во второй половине XVĪ столетия хозяева Риги — шведы — приступили к строительству новой системы укреплений. Прочные палисады охраняли огромную территорию. Судите сами: Иоанновы (Яня) ворота в XVĪ столетии в то время находились на том месте, где ныне пересекаются Маскавас и Дзирнаву, Раунские — на углу Валдемара и Стабу… Пусть палисады не были столь мощны, как старые валы, зато укрывали почти весь город. К началу Северной войны строительство новых городских укреплений было полностью завершено.

 

Сидение под Ригой

 

Шла Северная война. Через несколько месяцев после Полтавской битвы военная необходимость потребовала от русской армии осадить Ригу. Осенью 1709 года войска генерал–фельдмаршала Шереметева подошла к городу. Ни Петр Великий, ни Борис Петрович Шереметев не хотели большого кровопролития. Поэтому и решили ограничиться блокадой города: захотят шведы есть, сами из–за палисадов выйдут. После капитуляции, разумеется.

Началось «сидение под Ригой». Русская армия перегородила Даугаву цепью, установила на берегах реки пушки, чтобы шведские корабли не могли прорваться к городу. День шел за днем, пока не пришла беда. Кто ж знал, что из невоюющей Пруссии в Курляндию, а затем и в Лифляндию придет эпидемия чумы? Первый удар пришелся на мирную Либаву. Всего в невоевавшем в 1710 году Курляндском герцогстве от страшного бедствия погибла половина населения. В некоторых небольших городках после вспышек чумы в живых осталась лишь пара семей.

В мае чума добралась до Лифляндии. Погибли тысячи русских солдат, чума отправила на тот свет и немало осажденных. Шведский генерал–губернатор Нильс Стремберг несмотря на голод и эпидемию сдаться отказывался. Он готов был оборонять Ригу до последнего рижанина. То, что он не желал сдаваться в безнадежной ситуации, могло привести лишь к одному — ненужным потерям среди мирного населения. Кстати, через три столетия некоторые латвийские публицисты начали обвинять в больших потерях среди рижан не упрямого генерала Стремберга, а Петра Великого. Словно царь повелевал бактериями и наслал чуму на Ригу и на собственную армию

Дальнейшее бездействие могло обойтись армии генерал–фельдмаршала Шереметева слишком дорого. Стало ясно: необходимо сделать то, что ранее никому не удавалось — брать Ригу штурмом.

 

Победители на Эспланаде

 

Необычный факт: и осаждали, и обороняли город армии численностью свыше 10 тысяч солдат, а для того чтобы взять под контроль почти всю Ригу, русским потребовалось лишь около двух тысяч солдат. Штурм рижских укреплений начался 30 мая в 10 часов вечера. Московский полк должен был ворваться в Ригу через Раунские ворота, а отряд бригадира Петра Ласси (будущего рижского генерал–губернатора) через Иоанновские. Сигналом стал выстрел из пушки с шанца, названного в честь русского царя.

Укрепления не остановили русских. Внезапным ударом рота Московского полка захватила Раунские ворота, потеряв лишь 5 человек убитыми (выскажу предположение, что шведов попросту застигли врасплох). Отряд Ласси занял ворота, но остановился перед узкой дамбой — она очень хорошо простреливалась. К центру города бригадир сумел прорваться лишь на следующий день.

Но эту потерю темпа с лихвой компенсировал успех Московского полка. Его роты вышли к Древней горе (размещалась на том месте, где ныне находится Эспланада, срыта во второй половине XVĪI столетия).

Высоки были рижские валы, а Древняя гора поднималась выше. С нее было легко обстреливать Старый город. Шведы оценили опасность и на следующее утро попытались выбить Московский полк из города. Но сил на это у утомленных голодом и чумой солдат королевства «свевов, готов и вандалов» уже не было. Они отступили, потеряв сто человек убитыми. В ярости шведы начали выжигать предместья калеными ядрами. Заморские артиллеристы нанесли этим немалый ущерб движимому и недвижимому имуществу горожан, между прочим, на тот момент подданных шведского короля. Русская армия от этого обстрела существенного ущерба не понесла.

 

Окончательная победа

 

Потеряв почти весь город, шведский гарнизон попытался отсидеться за широкими валами, на строительство которых были затрачены миллионы серебряных талеров. Не удалось. Русские разместили у Древней горы три батареи мощных мортир. Генерал–фельдмаршал Шереметев предложил генералу Стрембергу сдаться. Тот даже в безнадежной ситуации предпочел продлить агонию. За 10 дней русские артиллеристы выпустили по позициям противника свыше трех тысяч многопудовых ядер–бомб. Эта канонада помогла Стрембергу понять, что скоро сдаваться будет уже некому. Ведь из 12 тысяч солдат гарнизона в живых к тому времени оставались лишь немногим более пяти тысяч, причем почти три тысячи из них были больны.

Начались переговоры о капитуляции. Шереметев был так уверен в успехе, что даже направил генерал–майора Боура с частью войск брать крепость Пернов (Пярну). И верно, вскоре шведы в Риге капитулировали. 4 июля русские войска вступили в Старый город. 12 июля горожане присягнули на верность Петру Великому.

«Укрепления Старого города»

Книгу с таким названием выпустил латвийский историк Игорь Гусев

В предисловии к книге историк пишет, что она «не является сугубо научной, это скорее научно–популярное издание, имеющее своей целью донести в живой занимательной форме до возможно большего числа читателей сведения о богатейшем культурно–историческом наследии нашего города».

Книга рассказывает о давно снесенных рижских укреплениях, об истории Ратушной площади, госпитале Святого Георгия, рижских гильдиях. Автор посвятил книгу своему университетскому учителю профессору Эрику Жагарсу, а в предисловии отметил выдающуюся роль в исследовании прошлого Вецриги археолога Андриса Цауне.

Комментарии


Символов осталось: