Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


08.06.2010   Добрым молодцам урок

Как русским сохранить в Латвии свой язык, культуру, свои духовные ценности? Как остаться самими собой? На эти вопросы постарались ответить участники проходившей недавно международной конференции — «Рижские староверы: 250 лет».

 

С юбилеями, господа!

 

На этот год выпало немало важных для русских рижан юбилейных дат: 65–летие Победы, 300–летие присоединения Риги к России, 250–летие появления в городе первого старообрядческого храма… Несколько месяцев назад Старообрядческое общество Латвии отпраздновало 10–летие со дня выпуска своего журнала «Поморский вестник». В наше кризисное время выпускать толстый, иллюстрированный журнал — дело непростое. Нелегко было, видимо, и провести конференцию, в которой участвовали исследователи из ряда стран. Шутка сказать — около 50 докладов и сообщений!

Доктор истории Григорий Поташенко подчеркнул, что храм Гребенщиковской старообрядческой общины — самый крупный в мире храм староверов–поморцев. Он появился в Риге, как известно, еще в 1760 году. С этого момента ведет отсчет известная нам история общины. (Пишу так, потому что староверы, конечно же, жили в Риге и до 1760 года. Просто подробная информация о жизни общины в первой половине XVĪI столетия до наших дней не дошла).

 

Школа, больница, детский дом

 

Еще при первом духовном наставнике общины — Федоре Саманском — при храме появились книжница (библиотека) и больница. Библиотека эта ныне — настоящее сокровище. Среди тысяч томов здесь хранится, к примеру, «Апостол» — первая напечатанная в России книга.

Но для историка интереснее факт существования в 60–е годы XVĪI столетия больницы Гребенщиковской общины. Чем этот факт необычен? Первая городская больница в Риге была основана лишь в 1803 году. А в 60–е годы в городе в стационаре лечили только в военном госпитале. Естественно, лишь военнослужащих. И, как уже говорилось, в староверческой больнице. Получается, что староверы опередили в медобслуживании правивших в Риге в то время немцев почти на полвека!

На недавней конференции прошла презентация книги доктора философии (увы, недавно умершего) Арнольда Подмазова «Рижские старообрядцы». В ней подробно говорится, что представляла староверческая община в начале XIX века. Напомним, что с образованием на русском языке в то время в Риге было неважно. В городе проживали 7 тысяч русских (четверть всего населения города), но имелась лишь одна государственная русская школа — Екатерининское училище. А староверы, как показывает Арнольд Подмазов, создали свою систему образования. При храме существовала школа, где учились свыше ста мальчиков и девочек (причем дети бедных родителей — бесплатно). Исследователь цитирует сообщение Лифляндского духовного правления в 1919 году: у староверов «училищ и в домах немало разведено».

Заботились о детях, заботились и о стариках. В 1829 году в богадельне при храме проживало около 250 пожилых людей. И это была лишь одна из четырех староверческих богаделен в городе.

При храме имелись детский дом, иконописная мастерская. Писцы занимались перепиской старинных духовных книг. Откуда брались средства, спросите? Староверы отнюдь не были в Риге аутсайдерами, из их среды вышло немало купцов и фабрикантов. Купец Грязнов основал первый в Риге чугунолитейный завод, купец Дьяконов — крупнейший в Риге кожевенный завод, в XIX веке прославилась фарфоровая фабрика старовера Кузнецова…

Старообрядческая община была и коллективным помещиком! В 1806 году купец Хлебников приобрел имение Гризенберг. Позже оно перешло в собственность общины, и как отмечает в своем исследовании Арнольд Подмазов, «стало давать определенный доход» староверческой общине.

Кстати, в то время в Риге имелся даже не один, а три староверческих храма: два в Московском форштадте и один в Петербургском предместье. Можно добавить, что в 1830 году количество старообрядцев в Риге было сопоставимо с числом, к примеру, латышей, проживавших в городе.

О староверческих храмах в Риге речь шла в докладе доктора истории Татьяны Фейгмане. Татьяна Дмитриевна рассказала, что в 1830 году рижский полицмейстер Вакульский по поручению генерал–губернатора «без огласки» собрал сведения о староверах.

Из его рапорта выяснилось, что в Риге было три моленные.

Моленная в Московском форштадте была, как уже говорилось, основана в 1760 году. Новая моленная существовала с 1795 года во втором квартале того же форштадта (на улице Иезус Кирхе). Моленная в Санкт–Петербургском форштадте была основана в 1709 году в доме купца 2–й гильдии Кузьмы Панина.

 

Поражение Александра Суворова

 

В царствование императора Николая I в Риге на староверов начались гонения. Их ограничивали в правах, оказывали на них давление. А старообрядцы проявили характер. Несли убытки, но от своей веры, от своей сути не отказывались. Власти закрыли школу при храме, староверы собрали денег и создали подпольное учебное заведение.

Кульминация наступила в 1859 году. Власти решили закрыть Гребенщиковский храм. Развитие событий подробно описал знаменитый русский писатель Николай Лесков. Для опечатывания храма явился полицмейстер с большим количеством подчиненных. Его встретили множество староверов. У Даугавы работали сплавщики леса, они прибежали на защиту своей святыни с баграми и топорами. Кстати, территория храма была окружена стеной — получалась своего рода крепость. Полиция отступила, вызвали войска, прибыл генерал–губернатор Александр Суворов — внук великого полководца. Но, если его дед не знал поражений, то войска Суворова–внука испытали конфуз под стенами Гребенщиковского храма: не решившись на кровопролитное столкновение, генерал–губернатор велел войскам отступить.

 

Время действий

 

Первая мировая война, революция… В 1915 году ценные иконы и утварь Гребенщиковского храма были эвакуированы в Москву. В начале 20–х годов многие русские в независимой Латвии испытывали растерянность. Но не рижские староверы. Они быстро наладили жизнь: при Гребенщиковской общине существовали богадельня, приют для бездомных детей, детский сад, бесплатная (для староверов) юридическая консультация, библиотека.

В демократической республике латвийские староверы не замыкались в рамках общины. Шли на выборы, выдвигали собственных кандидатов в Сейм и Рижскую думу. А депутаты–староверы, соответственно, активно защищали интересы общины. В 1928 году, например, благодаря энергии депутата–старовера Каллистратова удалось вернуть из СССР ценные иконы и утварь Гребенщиковской общины. Об этом рассказывается в последнем номере журнала «Поморский вестник».

Кстати, в этом же номере можно прочитать о жизни староверов, выходцев из Латвии в Англии и Ирландии, о старообрядцах в далекой Боливии. Вот как описывается жизнь последних: «Коровы, пасущиеся в тени банановых пальм, бородатые мужчины со старорусскими именами в лаптях и вышитых рубахах, подпоясанные кушаками: девушки в сарафанах, пропалывающие на огороде ананасы с песней: «Ой мороз, мороз». Кстати, русская девушка согласится выйти замуж за местного, только если боливиец примет ее веру, станет одеваться, говорить по–русски и читать святые книги на старославянском языке… И приходится! Девушки ведь красивые! Воистину, староверы нигде не пропадут.

Комментарии


Символов осталось: