Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


21.06.2010   «Сорочинская ярмарка» в Янов день

Более 250 лет назад коммерсант Янис Штейнгауэр первым в Риге стал праздновать Лиго. Около 150 лет назад в крупнейшем городе Латвии сложилась традиция отмечать праздник на Даугаве — на пароходах, лодках, на берегу реки. А сто лет назад на Рижском взморье русские внесли в празднование весьма необычный вклад.

 

Гулять, так гулять!

 

Сто лет назад рижане с уверенностью смотрели в будущее и любили хорошо отдыхать по воскресеньям. На Рижском взморье устраивались карнавалы и народные гулянья, в рижских парках организовывались разного рода шоу…

В воскресенье, 12 июня 1910 года, в Риге и на взморье прошла целая серия празднеств. В парке «Аркадия» (куда более уютном, чем ныне) предоставлялись развлечения для азартных людей. К примеру, лотерея с немедленной выдачей призов. Для тех, кто не хотел оставлять свой успех на волю случая, предлагались стрельба на призы (для каждого меткого стрелка) и кегельбан с призами. Играл оркестр, пиво лилось рекой, в варьете отдыхающих развлекали артисты, а закончилось гулянье праздничным салютом.

В Царском саду почтеннейшую публику совершенно бесплатно (для посетителей) веселили известный рижский юморист и танцевальный ансамбль. В Верманском парке играл оркестр. На Рижском взморье, в Морском павильоне Эдинбурга (Дзинтари) 70 музыкантов и режиссер из Берлина исполняли концертную программу «Большая венецианская ночь». Закончился музыкальный вечер красочным фейерверком.

Повторюсь, все эти празднества проходили в один день, и зрителей везде хватало. А главные празднества летом 1910 года были еще впереди…

19 июля 1910 года в Риге 20 тысяч зрителей в огромном концертном зале слушали гала–концерт V латышского Праздника песни. Перед ними выступили две с половиной тысячи певцов. Вечером состоялся праздничный бал, на котором мог присутствовать каждый, уплативший рубль. (Такая вот была «тюрьма народов».)

Куда более грандиозное празднество прошло в городе 3–5 июля 1910 года. Отмечалось празднование 200–летия со дня присоединения Риги к России. В центре города открылся памятник Петру Великому, Ригу посетил император всероссийский. В городе прошли праздничные церемонии, конечно же, состоялось немало банкетов. Заметим, что к празднеству долго готовились, Ригу всячески украшали, здесь реализовалось немало благотворительных акций.

А в промежутке между Праздником песни и визитом императора рижане 22 июня праздновали вечер трав, 23 июня — Лиго, 24–го Янов день…

 

Чего–то не хватало

 

Вечером 22 июня в Риге на набережной Даугавы собрались десятки тысяч человек. Звучала музыка, радовались счастливчики, которым удалось купить билеты на иллюминированные пароходы, по реке сновали сотни лодок. На самом большом рынке города (в то время павильонов Центрального рынка еще не существовало, а главный базар находился на набережной) распевали песни Лиго. Рижане жгли бенгальские огни и всевозможные фейерверки, пускали ракеты. Весь мост через Даугаву был заполнен людьми. Мужчины и женщины надели венки, молодые люди устраивали «травяные бои» пучками зелени.

Ныне истинный смысл вечера трав забыт. Между тем, вечеру предшествовал Травяной день, когда на Двинском рынке травы и коренья продавались прямо с возов. И почти каждый рижанин спешил запастись на весь год и лекарственными травами, и растениями, необходимыми для производства в домашних условиях разного рода алкогольных настоек и бальзамов.

Если 22 июня рижане сто лет назад стремились на набережную Даугавы, то на следующий день многие горожане торопились встретить ночь Лиго на природе. Заполнены были поезда, идущие в Юрмалу, русские рижане по установившейся традиции спешили праздновать Лиго в Шмерли или на берегу Киш–озера. Рижане победнее, жившие на окраинах города, никуда не выезжая, праздновали Лиго на берегу реки — в Милгрависе, на Саркандаугаве, в Московском форштадте, в Пардаугаве… Русские ехали на Лиго не только со своими продуктами и напитками, но и со своими самоварами: какой же праздник без крепкого чая!

Формально в 1910 году Лиго был обычным будним днем — ночь с четверга на пятницу. Но 24 июня в городе даже газеты не вышли: в народный праздник никому и в голову не приходило работать. А полиция в местах большого скопления любителей посидеть ночью у костра устраивала даже своего рода временные деревянные вытрезвители, куда вели тех, кто уже, что называется, лыка не вязал. Причем никаких репрессий против пьяных не проводилось: проспался — иди домой.

Вообще, стоит отметить, что Рижская дума сама ничего 23 июня 1910 года не организовывала и больших денег на праздник не тратила. Главное было — не мешать! Отцы города разумно рассудили, что народ сам разберется, как он хочет праздновать.

И все же особо красочным праздник был на Рижском взморье. Причем не на юрмальском пляже, а на берегу реки Лиелупе. Здесь ночью плавали иллюминированные пароходы и множество лодок, звучала музыка, устраивались фейерверки…

Словом, все было, как всегда на Лиго: празднества у воды, венки, песни, иллюминация… Но рижская газета «Русская мысль» почему–то описывала праздник без энтузиазма: мол, нет того подлинно всенародного веселья, которое наблюдалось в предыдущие годы. Откуда такое разочарование? Трудно сказать. То ли веры в языческие, в сущности, ритуалы в просвещенном ХХ столетии было поменьше, чем в XIX–м, то ли надоело уже каждый год видеть одно и то же.

Новое появилось 24 июня — в Янов день Русское общество просвещения решило продолжить праздник!

 

«Сорочинская ярмарка» в Янов день

 

«Вчера все рижское русское общество перебывало на Сорочинской ярмарке», — так описывала сто лет назад газета «Рижская мысль» Янов день. — Солнечный день и дивный вечер, уснувшее море, догоравший закат солнца, всполохи огня у очага цыганского табора, ласкающая пестрота малороссийских и цыганских костюмов, блеск бриллиантов, яркие искры рассасывающегося в небе фейерверка — все это рисовало красивую картину и создавало настроение».

Но откуда вдруг возникла в Майориенгофе (Майори) 24 июня 1910 года Сорочинская ярмарка? Конечно же, не сама по себе. На Лиго русские знакомились с традициями латышей и латышскими дайнами. Русское общество просвещения решило напомнить о традициях славянских народов. А так как члены общества вовсе не были русскими шовинистами, то начать решили с украинских традиций. А заодно напомнить о творчестве великого писателя Николая Васильевича Гоголя.

Организовать «Сорочинскую ярмарку», конечно же, было непросто: требовались украинские национальные костюмы, музыка, знание праздничных традиций. Был на празднике и украинский шинок, и, как уже говорилось, цыганский табор (заодно отдыхающие могли видеть и искусство цыган).

Организация «ярмарки» была хорошо продумана. Днем — детский праздник. А уже поздно вечером — музыка, танцы, лотереи, ночной фейерверк. Еще в три часа ночи у «шинка» и «чайной» толпился народ. Заметим, что отдыхающие в то время погулять любили: праздник не только окупил себя, но и принес прибыль. Вырученные деньги были, конечно же, направлены Русским обществом просвещения, на благотворительные цели.

И в дальнейшем праздники Русского общества просвещения стали дополнением к Лиго. Не исключено, что это стало бы традицией. Но через четыре года после проведения в Юрмале «Сорочинской ярмарки» началась Первая мировая война, многие русские эвакуировались в глубь империи, общество прекратило работу… А в 20–е годы в независимой Латвии уже никто и не думал добавлять к празднику славянскую составляющую.

Комментарии


Символов осталось: