Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


03.07.2010   Забытый император

…В устье Даугавы вошел военный корабль. Моряки проходили мимо Рижского порта, мимо старинных зданий Вецриги, отмечая вслух: «Здесь «Аврора» пройдет, здесь «Аврора» пройдет…». Фраза напоминает начало известного анекдота, но вовсе не является выдумкой. Крейсер «Аврора» действительно прибыл в Ригу, а затем в крупнейшем латвийском городе появился и сам император Российской империи Николай Ī.

 

Праздник для всех

 

В начале июля 1910 года в Риге пышно отпраздновали 200-летие со дня присоединения города к России. То был праздник для народа и испытание для властьимущих. Дело в том, что в царской Риге уже в ХХ столетии сложилась традиция: раз в городе праздник, то богатые должны раскрыть кошельки и сделать так, чтобы торжества запомнились народу. Приведу простой пример: 30 мая 1872 года по решению магистрата в Риге торжественно отметили 200-летие со дня рождения Петра Великого. Проводились народные гуляния в Петровском парке, на Эспланаде и в Верманском саду, концерт для почтенной публики – в городской ратуше, специальный спектакль в театре, военный парад, роскошный фейерверк. Но было и другое: магистрат организовал бесплатный обед для всех малоимущих горожан, Рижский биржевой комитет на свои средства начал строительство здания (выражаясь современной терминологией – социального дома) для престарелых моряков, которые уже не могли ходить в рейсы. Коммерсанты пожертвовали на строительство огромную сумму – 130 тысяч рублей. (Всегда бы так отмечались юбилеи!) Приют, кстати, так и назвали – дом моряков имени Петра Великого, а жить здесь могли не только пожилые люди, но и матросы, временно ставшие безработными. Дом моряков выполнял свои функции не только при царе, но и в независимой Латвийской Республике 20-30-х годов. Получается, что первый российский император и через столетия после своего рождения принес пользу городу.

В 1910 году в Риге в праздничные дни также проводились различные благотворительные мероприятия. И, конечно же, город украсили, иллюминировали. На центральных улицах к приезду Николая Ī даже установили триумфальные арки. Но главные расходы были связаны с другим. Подготовка к празднику началась семью годами ранее – еще в 1903 году дума начала сбор добровольных пожертвований на памятник Петру Великому. Рижане не ударили в грязь лицом: удалось собрать почти сто тысяч рублей – сумма по тем временам немалая.

 

Виват, император!

 

Кстати, в юбилейный год в Риге и ее окрестностях установили сразу три памятника. Один был открыт на Александровском бульваре (ныне – бульвар Бривибас) по инициативе Рижской думы. На него и собирались народные пожертвования. Кстати, инициатива принадлежала городскому голове Джорджу Армитстеду. Парадокс, ныне в Риге есть памятник Армитстеду, а памятник Петру Великому так и не восстановлен.

Был объявлен конкурс, лучший проект предложил скульптор из Берлина Рихард Шмидт-Кассель. Памятник Петру I был открыт в Риге 4 июля 1910 года – ровно через 200 лет после того, как в город вступили русские войска. На следующий день в присутствии императора еще один памятник Петру Великому был открыт в лагере русской армии в Саласпилсе.

Третий памятник открылся, когда юбилейные торжества были уже позади. Установили его в Усть-Двинске в центре Даугавгривской крепости 4 августа 1910 года. Изготовил его местный скульптор Гуревич из отполированного шведского гранита.

Увы, все три памятника покинули свои места еще в Первую мировую войну.

...Но почему же незадолго до приезда в Ригу Николая Ī матросы с «Авроры» определяли, сможет ли она пройти по Даугаве? Этот факт имеет простое объяснение. Крейсер «Аврора» имел ту же осадку, что и императорская яхта «Штандарт». И моряки проверяли, сможет ли пройти по Даугаве корабль императора.

 

Такие люди – и без охраны…

 

3 июля 1910 в 2 часа дня яхта «Штандарт» прибыла в крупнейший город Лифляндской губернии. К этому времени, как писала газета «Рижский вестник», все дома на набережной Даугавы были отремонтированы. Газета так описывала город: «… рядами стоят шесты – столбы, повитые гирляндами зелени и изукрашенные флагами и вензелями, декорированы государственные и общественные здания. Главные украшения – бюсты Петра Великого…»

На берегу императора встречали глава правительства Петр Столыпин, лифляндский губернатор Николай Звегинцев, мэр Риги Джордж Армитстед и другие официальные лица. Сойдя с корабля, царь посетил православный Христорождественский собор, Домский собор, Дом Черноголовых, Дом лифляндского рыцарства (ныне здание Сейма). Заметим, что в расходы государь рижан не вгонял. Так, в Доме Черноголовых все ограничилось старинным кубком с шампанским, в дворянском собрании государя угостили фруктами, чаем и опять-таки шампанским, после чего сотни рижан отправились на императорскую яхту – основательно поужинать за счет царя.

Впрочем, запомнился горожанам царь даже не хлебосольством, а тем, что ходил по Риге со свитой, но без охраны. А ведь крупнейший город Лифляндской губернии слыл одним из самых революционных в России, за четыре с половиной года до визита царя боевики-революционеры сумели даже штурмом захватить здесь тюрьму, чтобы освободить своих товарищей. Легко представить себе, что пережил за время визита Николая Ī, к примеру, рижский полицмейстер. А сам царь своим поведением демонстрировал: я – среди верноподданных, мне нечего бояться.

 

Кульминация торжеств

 

Эта кульминация произошла 4 июля 1910 года в 12 часов 10 минут. «Рижский вестник» писал: «Падает покрывало с памятника и перед глазами открывается величественная, мощная фигура Петра с победоносным орлиным взором». На открытии первой в Балтии конной статуи звучал артиллерийский салют, светила иллюминация, на торжественной церемонии присутствовало множество рижан. Естественно, произносились речи. Ныне, пожалуй, особый интерес вызывает выступление руководителя Рижского латышского общества Фридриха Вейнберга. Он заверил: «В этом патриотическом торжестве латыши принимают самое живое участие. Истекшие два столетия породили в них чувство горячего патриотизма. Они в России нашли Отечество, великое Отечество, латышский народ любит русское государство и с ним связывает свои мечты о счастливом будущем». Ныне это давнее признание в любви к России звучит весьма неожиданно.

 

Решение товарища Сталина

 

В 1915 году бронзового всадника сняли с постамента и повезли на пароходе вглубь империи. У берегов Эстонии корабль был потоплен противником. В 1934 году эстонские водолазы сумели поднять памятник со дна моря. Рижская дума не пожалела денег и выкупила его у эстонцев, заплатив более 50 тысяч крон.

Однако встал вопрос, куда девать бронзового всадника – его прежнее местопребывание уже было отведено для памятника Свободы. Возникла идея установить статую и ряд других русских памятников в саду Виестура, бывшем Царском саду. Туда перенесли Триумфальную арку, а вот памятник Петру до Второй мировой не установили.

В 1945 году руководители Советской Латвии Янис Калнберзин и Вилис Лацис направили в Москву письмо с предложением восстановить памятник Петру Великому. Была указана и необходимая для этого сумма денег. Однако, Москва денег не выделила. В 1951 году, перед празднованием 750-летия Риги, Калнберзин и Лацис вновь вернулись к этой теме, и вновь не получили поддержки в Москве. Видимо, с точки зрения товарища Сталина Петр Великий был феодалом и классовым врагом.

С тех пор в Латвии сменилась власть, идеология, общественный строй, в Риге появился русский мэр, но памятник в городе так и не установлен. Решение товарища Сталина станет для Латвии окончательным?..

Комментарии


Символов осталось: