Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  События


28.06.2010   ЧП: человек и права

Несколько дней назад в Риге побывал британский адвокат, профессор Лондонского университета, президент Европейской ассоциации юристов за демократию Билл Боуринг.

 

В латвийских газетах о нем писали еще в 90–е годы, когда он помогал латвийским правозащитникам в «деле Подколзиной» — кандидата в депутаты Сейма, вычеркнутой из списка по требованию языкового инспектора. После проигрыша этого дела Латвией в Европейском суде по правам человека латвийский парламент вынужден был изменить законодательство, и теперь от кандидатов в депутаты–нелатышей не требуют удостоверения о знании госязыка на высшую категорию.

В Риге, в офисе ЗаПЧЕЛ, профессор Боуринг встретился с журналистами и со своими старыми знакомыми — членами Латвийского комитета по правам человека. Говорили на русском языке, которым неплохо владеет профессор. Публикуем фрагменты из этой беседы.

 

Дело с политическим оттенком

 

— Господин Боуринг, какие дела вы сейчас ведете в Европейском суде по правам человека?

— Есть несколько дел по поводу жилищных вопросов, это дела жильцов денационализированных домов из Латвии. Есть дела против Грузии, дела против Эстонии — они касаются людей, пострадавших во время «Бронзовой ночи». Есть дела и из других стран.

— Что вы думаете о решении Европейского суда по правам человека по делу Кононова?

— Я считаю, что решение Большой палаты в деле Кононова абсолютно некорректно. Напомню, что мнения 17 судей Большой палаты разделились. Я согласен с тем меньшинством судей Большой палаты, которые привели очень сильные аргументы в защиту Кононова.

— Господин профессор, возможно ли возвращение к «делу Кононова» в Европейском суде по правам человека?

— Короткий ответ — нет. Решение Европейского суда — окончательное.

— Считаете ли вы, что это чисто политическое решение?

— Нет, я не люблю выражение «чисто политическое». Конечно, политический фактор есть, в какой–то мере мере решение по делу Кононова политизировано. Это было как в деле Татьяны Жданок: первая палата — правовые аргументы, а в Большой палате — политические аргументы.

— Моя точка зрения: называть партизан преступниками — абсурдно. У меня много родственников, которые во время Второй мировой войны были партизанами в разных странах. Недавно президент Франции Николя Саркози приезжал в Англию, чтобы открыть мемориальную доску в честь генерала де Голля. Во Франции есть такие памятники — люди из Сопротивления с автоматами стоят на дороге… Они, как и латвийские партизаны, убивали нацистов и их пособников. Я твердо считаю, что они не преступники, это нацисты — преступники.

Я считаю, что большая проблема Латвии в том, что здесь есть люди, которые полагают, что солдаты Ваффен SS — это патриоты, а партизаны, которые боролись против нацистов, — враждебные Латвии элементы. Это страшно.

— Официальная Европа, по сути, признала Кононова виновным.

— Нет. В суде были квалифицированные возражения, был большой спор между судьями. В суде представлены 47 стран, в Большой палате сидит 17, и решение Большой палаты не было единогласным.

— Защита Кононова говорит, что можно вернуться к делу и пересмотреть его в связи с новыми обстоятельствами, которые ранее были неизвестны суду.

— Пересмотр возможен только, если доказать, что эти новые обстоятельства нельзя было обнаружить ранее. Ибо это изначальная обязанность адвоката — представить все материалы, которые были нужны. Только новые факты, которые несколько лет назад было невозможно найти, могут быть основой для пересмотра.

— Еще была мысль, что латвийская сторона фальсифицировала какие–то материалы дела, и что, возможно, это и есть «новые обстоятельства».

— В практике Европейского суда такой фальсификации, если она будет доказана, еще не случалось. Конечно, это очень серьезная вещь, если государство, являющееся членом Совета Европы, поступает таким образом.

— Официальная реакция России на дело Кононова, на ваш взгляд, обоснована?

— Я считаю, что решение большинства судей было неправильным. Российские представители сказали то же.

— Считаете ли вы, что в отношениях России и ЕС появится холодок после такого решения ЕСПЧ?

— Думаю, что нет.

— Какими вы видите вероятные последствия по делу Кононова?

— Я ищу сейчас заявителя, чтобы поправить предыдущее решение. По новому делу может быть новое решение. Я юрист и всегда использую юридические механизмы. Кроме того, я собираюсь написать научную статью о деле Кононова и нескольких других делах, связанных с людьми из СССР.

 

Суд как законодатель

 

— В ряде случаев в Европейском суде по правам человека сначала принимается решение не в пользу государства, затем государство обжалует это решение в Большой палате, и результат меняется. Насколько часты прецеденты такого рода?

— Я не делал статистический анализ.

— Часто ли Европейский суд по правам человека играет роль законодателя?

— Европейская конвенция — очень короткий документ. И сейчас есть несколько тысяч решений, каждое решение — в какой–то мере законотворчество.

 

О людях «из другой галактики»

 

Вот что сказал Билл Боуринг о проблеме неграждан и термине «оккупант» применительно к негражданам Латвии.

— Я против самого слова оккупант. Я считаю, что использование слова «оккупант» — это идиотизм. Люди, которые живут в Латвии, имеют право на ее гражданство. Я, гражданин Великобритании, имею право голосовать на местных выборах в Латвии, а человек, который родился в Латвии, всю жизнь платит здесь налоги, не вправе голосовать и имеет паспорт «чужака»? Он что, из другой галактики? Я считаю, что это страшно, это дискриминация. Я много раз и очень остро выступал против латвийского государства в отношении паспортов aliens. И приводил, в частности, такой пример. Моя жена татарка, ее предки во времена Чингисхана оккупировали Россию. И что, моя жена — оккупантка? Нет, она гражданка России.

Я считаю, что все люди, жившие в Латвии в момент восстановления ее независимости, имели полное право на гражданство Латвии. В 1991 году во время официального опроса огромное большинство населения голосовало за независимость Латвии.

Увы, в Латвии есть националисты, которые хотят, чтобы страна была каким–то этнически чистым раем. Латвия, как и Англия, многонациональная страна. У нас в Великобритании есть неонацист, избранный в парламент, он хочет, чтобы страна была чисто английской (парадоксально, что сам он из Уэльса). Есть такие люди, и у вас, и у нас.

Мне ближе их антагонисты, которые борятся за равноправие. По моему глубокому убеждению, такие политики, как Татьяна Жданок, например, приносят несравнимо большую пользу Латвии. Ее деятельность, по-моему, достойна самой высшей награды Латвийской Республики.

 

О Грузии, Сербии и правах человека

 

Далее Билл Боуринг охарактеризовал положение с правами человека в других странах.

— Скоро будет издана моя книга о ситуации на Кавказе. Саакашвили начал свое правление с уничтожения автономии Аджарии. Было немало арестов, а тюремная система в Грузии страшна. Саакашвили не любит политической свободы, его режим ограничивал свободу демонстраций. А во время войны в Южной Осетии использовал мощное вооружение против заселенного города.

— Что вы думаете о процессе над Милошевичем?

— Процесс Милошевича — юридический кошмар. Бомбил Белград, убивал мирных жителей не Милошевич, а западная авиация.

Еще один странный процесс, связанный с проблемой курдов. В Европейском суде по правам человека я вел дела против Турции. Деревни моих клиентов–курдов были сожжены, они стали беженцами в собственной стране. Успехи моих клиентов в Европейском суде относительны, но это все же лучше, чем ничего.

— Не кажется ли вам, что глобальный кризис наблюдается не только в экономике, но и в сфере прав человека?

— Конечно.

Комментарии


Символов осталось: