Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  События


03.07.2010   День второй

Во второй день своего пребывания в Латвии шесть депутатов Европарламента участвовали в семинаре «Политика в области использования языков».

 

Выступления парламентариев опровергли давние утверждения некоторых латышских политиков и чиновников о том, что, дескать, в Латвии существует исключительно особая ситуация, требующая особых мер по защите латышского языка и латышского народа. В частности, корсиканец Франсуа Альфонси констатировал, что может исчезнуть тот же корсиканский язык и это, безусловно, «станет потерей для всего Евросоюза». Шотландский политик Иен Хачтон рассказал, что в Шотландии число людей, считающих родным языком английский, превосходит количество людей, говорящих на шотландском, во много раз. Очень сложное положение сложилось в Эльзасе, поскольку после Второй мировой войны эльзасский диалект немецкого языка воспринимался французами как язык врагов.

В Уэльсе валлийский язык еще недавно находился в состоянии, близком к положению языка ливов в Латвии. История о том, как он был возрожден, напоминает героическую сагу. Рассказала о ней британка Джил Эванс, лидер группы Европейского свободного альянса в Европарламенте. Сначала был принят закон о праве обучения в Уэльсе в школах на валлийском языке. Не знающие языка своих предков родители стали отдавать детей в национальные школы: дома с ними говорили по–английски, в школе — на валлийском. Прилагались усилия для появления валлийского в Интернете, в СМИ, для употребления его в сфере обслуживания. Проводили кампанию под девизом: «Говорите по–валлийски».

К сказанному можно добавить, что после знакомства с Татьяной Жданок Джил Эванс стала и борцом за права русского языка. В частности, когда на сайте «Евробарометр» появилась информация на русском, а потом вдруг исчезла, Джил направила письмо одному из еврокомиссаров: «Если ЕС хочет быть ближе к людям, нужно общаться с ними на их родном языке».

Председатель Европейского свободного альянс Эрик Дефорт говорил о вековой борьбе фламандцев за свои языковые права. В XIX столетии в Бельгии был только один государственный язык — французский. Борцов за фламандский (так называют в Бельгии голландский язык) могли даже заключить в тюрьму. Движение в защиту фламандского языка началась в 70–е годы ХIХ столетия. В 30–е годы прошлого века в Бельгии начал работу университет с обучением на фламандском языке. Наконец, в 60–е годы ХХ столетия появился официальный перевод Конституции страны на фламандский язык. Как говорится, не прошло и ста лет. «Не надо сдаваться», призвал Эрик Дефорт участников семинара.

Успехов в борьбе за родной язык добились в Испании каталонцы, о чем рассказал на семинаре депутат от Каталонии Уриоль Джункерес.

После семинара состоялась пресс–конференция. На ней Татьяна Жданок, отвечая на вопрос, может ли русский язык стать официальным языком ЕС, сказала: «Путь к статусу языка ЕС — это путь не сверху, а снизу. Каталонцы сначала добились признания своего языка официальным в Испании, и теперь уже правительство Испании просит ЕС признать каталонский язык. Депутаты Европарламента могут поддержать и русских жителей Латвии, но только в том случае, если мы здесь, в Латвии, сами будем активно бороться за права русского языка».

Свое мнение о ситуации в Латвии гости высказывали по–европейски сдержанно. Эрик Дефорт отметил, что приехал сюда не для того, чтобы кого–то учить и что у него нет готовых рецептов решения межнациональных проблем. В то же время в ходе семинара он сказал, что, по его мнению, латвийские власти не готовы к диалогу с русскими. И добавил: «Удивило само понятие «негражданин», то есть «чужой», «инопланетянин». Меня это шокирует, эту проблему необходимо решить».

На пресс–конференции «возмутителем спокойствия» стала журналистка Latvijas Avīze Инара Мурниеце. Она, собственно, не вопрос задала, а выступила с краткой речью на тему об оккупации, о том, что надо защищать права не русского, а именно латышского языка, поскольку именно он «в опасности». После ее выступления депутат Франсуа Альфонси заметил, что вся Европа сейчас в постконфликтной ситуации, но, думая о будущем, надо исходить из сегодняшних реальностей. А Татьяна Жданок добавила ко всему сказанному, что русские Латвии не просят больше того, что было у латышей во времена Советской Латвии. Тогда благополучно существовали латышские школы, в государственных вузах велось обучение на латышском языке, при приеме на работу не требовали удостоверения о знании госязыка. «Ничего больше мы не требуем. Но и не меньше».

 

 

НА ФОТО:

Дискуссии для евродепутатов — родная стихия. С депутатми можно и, бывает, нужно спорить, но лучше и не в пример полезнее вместе приходить к разумному консенсусу.

Комментарии


Символов осталось: