Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  События


30.08.2010   Молодой мэр переплюнул предшественников

За 20 лет активной политической деятельности мне не раз пришлось в буквальном смысле на собственной шкуре проверить уровень демократичности каждого из сменяющих друг друга рижских градоначальников...

 

Вот и 25 августа при мэре Ушакове двое дюжих муниципалов у меня табличку с числом жертв Беслана отобрали, в полицейский автобус меня затаскивали, а потом, против всякой логики, оттуда ногами вперед извлекали. И наконец, после написания двух объяснительных, насильственно вывезли за пределы центра города, в качестве издевки провезя в паре метров от Сейма, где как раз в это время заседала юридическая комиссия, членом которой я являюсь.

С не пользующимися конституционной защитой многочисленными задержанными пикета – заявительницей митинга Александрой Турчаниновой, сопредседателем Латвийского комитета по правам человека Натальей Елкиной, Назирой Исо, Андреем Толмачевым, Александром Кузьминым, Юрием Машошиным церемонились еще меньше. Досталось на орехи и ветерану войны Николаю Пашуте, и главному инженеру советского завода Валерию Крюкову. Но эти-то хоть плакаты в руках держали. А вот активиста ЗаПЧЕЛ Александра Ливчака и правозащитника Юрия Котова доставили в кутузку только за то, что они мимо проходили. Машина с Юрием заблудилась в узких улочках Риги, и ему пришлось показывать шоферу дорогу до знакомого еще по временам «школьной реформы» полицейского участка в Задвинье.

А начиналось все безоблачно. Заявка на митинг на Ратушной площади была подана Рижской организацией ЗаПЧЕЛ 16 августа, то есть менее чем за 10 рабочих дней до начала мероприятия. Законом это допускается, хотя у самоуправления и отпадает обязанность оценивать, не угрожает ли мероприятие «демократическому государственному устройству, общественной безопасности, благосостоянию или нравственности» не позднее, чем за 5 рабочих дней до начала мероприятия.

Я обращал внимание юристов Сейма на то, что самоуправление при нынешней норме закона, может специально отказать заявителям в последний момент, тем самым лишив их возможности обжаловать отказ в суде. Мне отвечали, что я-де демонизирую самоуправления.

И действительно, ни при Аксеноке («Новое время»), ни при Бирксе (ТБ/ДННЛ), успевшим повластвовать при действующей редакции закона о митингах, Рижская дума ни разу так мелко не пакостила заявителям. Да уже и при Ушакове давала и повод, и возможность всевозможным эсесовцам успешно обжаловать отказы.

А специально для ЗаПЧЕЛ дума даже проигнорировала норму, требующую рассматривать заявку в присутствии подателя, и 20 августа прислала письмо с требованием изменить время и место мероприятия, чтоб, значит, не омрачать визит Лужкова. На ответное письмо ЗаПЧЕЛ от того же 20 августа, в котором мы отказались, дабы не мешать высокому гостю, от мегафонов и речей, пригласили за несколько часов до начала мероприятия заявителя митинга Турчанинову и отказали ей. Устно. Письменное решение Александре предъявили уже на следующее утро, когда она пыталась дойти до места пикета.

Когда нас в тихом уголке с тыльной стороны Ратушной площади остановила полицейская цепь, я предложил коллегам в этом же месте провести совсем другое мероприятие – заранее не объявленный пикет на ту же тему и с той же атрибутикой, которую мы с собой несли. Никаким Лужковым здесь и не пахнет, подачи заявки на такое мероприятие закон не требует, а Конституция его защищает, объяснял я полицейским уже в процессе загрузки пикетчиков в полицейскую машину.

В принципе, когда партия «Согласие» и в Сейме, и в Рижской думе ведет себя тише воды, ниже травы, отказывается выдвигать инициативы по «русскому вопросу», уклоняется от дискуссий и голосований по оскорбительным для русских и России действиям властей, она преследует вполне понятную цель. Мол, возьмете нас в коалицию вместо тэбэшников, никто и не заметит. Только «бабки» вместе с вами будут пилить другие люди.

Но вот закрывая русские школы, выделяя деньги на пропаганду «оккупации» среди школьников и стараясь сохранить на карте Риги «священное» имя террориста, ребята палку немного перегнули. Воистину, заставь дурака богу молиться, он и лоб разобьет. Хорошо, если только свой.

Комментарии


Символов осталось: