Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


17.08.2006   Две жизни Наталии Ёлкиной

Александр ГУРИН



Математик и программист Наталия Елкина училась в аспирантуре Московского университета, работала в вычислительном центре ЛГУ, вела научные исследования. Теперь говорит о советском времени как о "той жизни"



Отзывается о прошлом тепло: даже поездки в подшефный колхоз вспоминает отнюдь не как неприятность. А вот "другая жизнь" началась неожиданно – Наталия стала работать консультантом фракции "Равноправие" в Верховном Совете Латвии. В то время во фракции на 59 депутатов был лишь один консультант, а сегодня у каждого(!) депутата Сейма есть свой помощник. Наталия Елкина и сейчас является помощником депутата Сейма, но еще она - заместитель председателя партии "Равноправие" и руководитель Рижской организации ЗаПЧЕЛ. Это - человек, на котором держится очень многое и который берет на себя ответственность за многое. В том числе – и за судьбу тех, кто оказывается рядом. Автор этих строк мог в этом убедиться еще почти десять лет назад. Тогда после закрытия газеты, где я работал, столкнулся с тем, что в других редакциях предъявлялись высокие требования к уровню компьютерной грамотности. А у меня, типичного гуманитария, он был нулевой. Редакторы разводили руками, друзья сочувствовали, а Наталия - в сущности, малознакомый мне человек, - просто усадила меня за компьютер и стала бесплатно заниматься с безработным… В результате тружусь в качестве журналиста и по сию пору.

Когда я узнал, что Наталия Елкина стала кандидатом в депутаты Европарламента, решил поговорить с ней о том, что давно меня интересовало: почему она - ученый, программист, педагог - уже более десяти лет не оставляет политику.

- Без политики вы жили вполне интересной жизнью…

- Да, работа у меня была творческая, очень интересная. К сожалению, в начале 90-х годов деньги на научные исследования перестали выделять, и наш отдел расформировали. Половина моих бывших коллег уехала в Соединенные Штаты. У них нет проблем с гражданством, никто не требует сдавать экзамен по государственному языку на категорию. Они все работают, ценятся как хорошие специалисты. А те, кто остались здесь, вынуждены заниматься совсем другими вещами.

Параллельно с работой в парламенте я все-таки продолжала преподавать информационные технологии. Работа эта требует очень много сил, напряжения, самоотдачи. В один прекрасный момент мне сказали, что все занятия надо вести на государственном языке. И мне было жаль моих слушателей. На родном, русском языке у меня ни одно занятие не повторяло другое, а на латышском я говорила по жестко поставленной схеме. Хотя слушатели были довольны, мне не удавалось донести до них все то, что я раньше объясняла на русском языке.

Сейчас, когда идет речь о переходе на обучение на латышском языке в школах, я прекрасно понимаю, какая нагрузка ложится на школьных учителей, насколько тяжело им переквалифицироваться. Фактически от учителей требуют перехода на другую профессию.

За примерами далеко ходить не приходится. Наш президент Вайра Вике-Фрейберга, несмотря на свою репутацию полиглота, до сих пор не говорит по-русски. Несмотря на то, что у нее прекрасные преподаватели, которые приходят в удобное для нее время. Но в силу объективных причин она этот язык не может освоить. Что же говорить о наших учителях, у которых нагрузка не меньше, а им еще и бытовые проблемы надо решать?

- Сейчас доводится слышать о том, что в школе нужны перемены ради окончательного избавления от советской системы образования.

- Я считаю, что система образования, существовавшая в Советском Союзе, - одна из лучших систем образования в мире. И курс средней школы обеспечивал очень высокий уровень знаний. Причем методика преподавания была такой, что школьники все прекрасно понимали. Сейчас они бы знали основы химии, математики, экономики, разбирались бы в литературе и истории… Вспомните, что в советское время мы были самым читающим народом в мире. У всех были личные библиотеки. А сейчас люди думают совсем о другом: как добыть кусок хлеба, чем заплатить за квартиру. Это – взрослые. А что происходит со школьниками? Ко мне обращаются за помощью учащиеся средней школы, причем отнюдь не глупые, способные. Но их знания математики настолько низкие, что я даже не знаю, с какого момента им начинать что-то объяснять. Конечно же, способности у нынешнего поколения школьников не снизились, просто понизился уровень преподавания. Уверена, что в стране нужна специальная молодежная программа.

- Давайте поговорим о предстоящих 12 июня выборах Европарламента…

- Эти выборы очень важны. Вдумайтесь: должны быть выбраны всего 9 человек на всю Латвию! И эти люди будут иметь доступ к очень высокой трибуне. Недаром нынешний премьер Индулис Эмсис публично заявил, что предоставление европейской трибуны Татьяне Жданок и другим людям из ЗаПЧЕЛ крайне нежелательно. Поскольку Латвия часть своего суверенитета передала Евросоюзу, сейчас многие проблемы русскоязычного населения Латвии можно будет решать только в Брюсселе. А таких проблем очень много. Это и проблемы языка, гражданства, и социальные проблемы, и демографические процессы – все они связаны, конечно же, с политическим курсом латвийских властей. Поэтому я призываю читателей вашей газеты – граждан Латвии - придти 12 июня на избирательные участки и сделать свой выбор.

"Ракурс", май 2004 г.

Комментарии


Символов осталось: