Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


29.08.2006   Яков Плинер: «Я буду поступать так, а не иначе!»

Яков Плинер любит шутя повторять, что он Козерог, стало быть, упрямый. Иногда кажется, что Плинер еще упрямее своего зодиакального знака - если под упрямством понимать неуклонную последовательность в осуществлении намеченной цели. Даже пусть в этот момент ветер не дует в паруса.

 

Фирменный стиль Плинера: он не сходит с дистанций, которые однажды выбрал. Профессия, политика, семья - вот три главные неизменные составные, которые определяют сегодня его жизнь.

 

Профессия

Доктор педагогики Яков Плинер начинал профессиональную карьеру с нуля. У студента Даугавпилсского пединститута, уроженца провинциального городка Резекне не было лобби в лице влиятельных родственников и знакомых. Было то, что называется призванием, плюс воспитание, полученное в семье. Плинер с огромной благодарностью вспоминает отца. Он был жестянщиком, по словам Якова Гдальевича, великим мастером своего дела. Железо в его руках пело. В Риге до сих пор есть дома, крытые этими руками.

- Отец говорил: мужчина должен многое уметь, но в чем-то обязательно быть профессионалом. То есть знать дело досконально, быть в нем докой.

Эту заповедь Плинер запомнил на всю жизнь. Он чтит настоящих профессионалов. До сих пор переписывается с первой учительницей. Помнит по имени-отчеству всех, кто когда-то оказал влияние на его личностное становление.

В двадцать два года он начинает службу как рядовой учитель химии и биологии в захолустной школе под Талси. В двадцать три становится завучем, в двадцать пять – директором. На тот момент он самый молодой директор школы в республике. С аутсайдерских позиций школа перемещается в число наиболее заметных в Латвии. Она наконец-то капитально отремонтирована и блестит, как игрушка. Ученик Плинера становится победителем республиканской олимпиады.

Двадцатишестилетнему Плинеру предлагают должность завроно Талсинского района. По тем временам немыслимый карьерный взлет. Но шипов, видится ему, в этом предложении куда больше, чем роз. В системе народного образования район занимает предпоследнее место. Можно запросто стать «козлом отпущения», «мальчиком для битья». Но если есть профессиональный потенциал, азарт и отвага, надо пробовать.

Он предложение принял и работал восемь лет. О том, что это были хорошие годы, напоминают домашние реликвии – почетные грамоты, награды. Но главное – живые человеческие связи, сохранившиеся по сей день. Плинеру приходилось быть третейским судьей в непростых конфликтных ситуациях. На его счету спасенные репутации. Если надо было защитить человека, он делал это, не оглядываясь на мнение «верхов». Это те победы, которые он записывает в свой актив. Как и то, что за время его «правления» в районе было построены квартиры для учителей, открыты детские сады. «Столько, думаю, уже никогда не построят», - говорит он.

Район заметно поменял место в рейтинговой строке, а Плинера пригласили работать в Министерство образования.

Это хорошо, считает он, что в высокое должностное кресло сел, досконально имея представление, чем пахнет живая педагогика. Школьную вертикаль он знал от управленческого звена до нужд школьного сторожа. Исходя из этого и работал. Стал заметен на всесоюзном уровне. В начале 90-х подал прошение об отставке. Мотив: собственное бессилие против нахлынувшего тотального дилетантизма, подменившего профессиональные задачи узконациональными политическими целями. Кто-то мог стерпеть, приспособиться. Он – нет.

 

Политика

Если в доме протекает крыша, то нужно чинить ее, а не метаться с тряпкой, тут и там подтирая лужи, считает сын кровельщика. Если политика мешает профессионалу работать, то ему приходится стать политиком, – чтобы исправить не частности, а первопричину.

Сегодня депутат Сейма Яков Плинер – одна из наиболее харизматичных фигур в латвийской политике. Само его имя воспринимается как антитеза пресловутой школьной реформе.

- Как же должен деформироваться государственный мозг, если законнейшее желание чуть ли не половины населения страны обучать своих детей на родном языке (а русский язык в Латвии исконный, с многовековыми историческими корнями) расценивается как диверсия против самой Латвии?! - говорит Плинер.

- Кто-то считает, что битву за русские школы мы проиграли. Неправда. Если бы не протестные акции, процентное соотношение русского и латышского в русских школах было бы иным.

ЗаПЧЕЛ – партия, с которой он совпал стопроцентно. Ясность целей и задач, мужество, с которым «пчелы» неукоснительно отстаивают их на протяжении многих лет, – это то, что определяет выбор.

- В латышских национальных кругах меня считают радикалом, но это их проблемы, - убежден он.

Плинер (к слову, закаленный спортсмен: штангист-разрядник, кандидат в мастера по настольному теннису, до сих пор по утрам ворочает гири) не боится политических схваток «лицом к лицу». У него хладнокровие опытного бойца. «Я еще не в том возрасте, чтобы бояться, и - уже не в том», - обычно шутит он.

Система образования в Латвии в критическом состоянии, - такое мнение Плинер неоднократно высказывал в печати, с телеэкрана. По его наблюдению, поход чиновничества на русские школы не принес процветания латышским. Уровень школьного образования снизился тотально.

«Не ученики для чиновников, а чиновники для учеников», - эта истина для Плинера очевидна, как дважды два – четыре.

Программа, с которой Яков Плинер идет на выборы в Сейм: решить экономические, социальные, а также проблемы жильцов денационализированных домов; вывести из кризиса здравоохранение, науку, образование. Повысить минимальные зарплаты, пенсии, детские пособия. Улучшить отношения с Россией, от чего в первую очередь выиграет народ Латвии.

 

Семья

Яков Гдальевич считает, что его семья – это тот надежный тыл, который охранит от любых ситуаций, сколь острыми бы они ни были. Недалек день, когда супруги Плинеры отметят сорокалетие совместной жизни. Жена преподает в школе русский язык и литературу. Познакомились в Даугавпилсском пединституте. По словам Тамары Васильевны, Плинер и сорок лет назад был таким, как сейчас. Решения принимал стремительно, действовал, не теряя времени. Она и оглянуться не успела, как он отвел ее в загс. «Влюбился», - объясняет Плинер.

Быт у сельских молодых педагогов сперва был суровым (спали в крохотной комнатке без печки, с самодельным обогревателем, обедать бегали в школьную столовую) – выдержали. С первых дней у них общий бюджет. Что, уверен Яков Гдальевич, основа правильной семьи. «Конечно, сейчас я получаю значительно больше Тамары. Но деньги по-прежнему в общей копилке».

Квартира Плинеров многолика и многоцветна. На стенах картины, богатейшая коллекция значков, портреты, спортивные вымпела и медали, фотоальбомы, книги – во всем жизнь как минимум четырех поколений.

Самая дорогая реликвия – медаль «За отвагу» - с ней вернулся с войны отец Якова Гдальевича, воевавший в Латышской стрелковой дивизии в Великую Отечественную.

Самый большой праздник – когда у них гостит внук Марк, который живет вместе с родителями в Израиле.

 

Из биографии. Яков Плинер. Сопредседатель ЗаПЧЕЛ. Родился в 1946 году в Резекне. Мать – швея, отец – жестянщик. Женат. Жена Тамара — учитель русской словесности. Две дочери, внуку Марку 14 лет. Плинер - выпускник химико-биологического факультета Даугавпилсского педагогического института (1970 г.). С 1970 по 1975 год — учитель, завуч, затем директор Вирбской школы. С 1975 по 1983 год — заведующий РОНО Талсинского райисполкома. Работал в Министерстве образования ЛССР и ЛР. Отличник народного образования ЛССР и СССР, автор и соавтор 15 книг и брошюр, 42 научных публикаций. Доктор педагогики, обладатель международных наград в области педагогики и политики. Основал частную школу «Эврика». С 1997 года — депутат Рижской думы. Депутат VII и VIII Сеймов ЛР. Баллотируется в IX Сейм по списку кандидатов от ЗаПЧЕЛ под номером 1.

Комментарии


Символов осталось: