Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


21.09.2006   Я не червонец, чтобы всем нравиться

Почему и зачем журналисты идут в политику? Скажу о своих мотивах.

 

В известной мере это разочарование в возможности влиять на государственную политику.

По мере укрепления коррумпированного этнократического режима «четвертая власть», особенно работающая в русском информационном поле, начинает терять в силе печатного слова. Правящим персонажам кажется, что они пришли во власть навсегда, а значит, можно позволить себе не считаться ни с кем. Им, намертво присосавшимся к кормушке, чужды укоры совести, их не пугают удары по репутации и скандальные разоблачения. Единственное, что может привести их в чувство, это угроза ротации, серьезная конкуренция. А «пчелы» способны и готовы ее составить.

Вопрос о том, этично ли совмещать политику с журналистикой, коллеги, в особенности латышские, задают мне часто. Не вижу никаких противоречий. Внимательным коллегам и читателям, должно быть, давно известны мои взгляды, которых я придерживалась задолго до вступления в ЗаПЧЕЛ. В «Часе» я много раз писала об ущемлении прав сотен тысяч жителей по этническому принципу, ассимиляционной образовательной и языковой политике, об отсутствии в стране реальной демократии. До этого я работала в русской версии «Ригас балсс» и своих воззрений не скрывала и там, хотя это было непросто.

Понятно, что иметь свое мнение и отстаивать его, невзирая на политическую конъюнктуру, всегда и хлопотно и неудобно. Это не приносит дивидендов и множит противников. Впрочем, смею надеяться, и сторонников тоже. Но я не червонец, чтобы всем нравиться. А стоит начать писать то, что нравится всем, и ты перестаешь быть журналистом. Так почему, скажите мне, мой политический выбор, моя гражданская совесть должны быть в конфликте с профессией? Хороша же профессия, если в ней нет места совести...

 

Не надо надгробий будущему страны

Какими проблемами я намерена заниматься, если меня изберут в Сейм? Рассказываю.

Я уже шесть лет возглавляю в «Часе» отдел педагогических проблем, и естественно, что эта сфера и ее проблемы мне ближе всего. Надо, на мой взгляд, воевать за отмену дискриминационных норм использования госязыка на уровне среднего и профессионального образования, предоставив выбор языка обучения школьным самоуправлениям. Латышский язык нужно изучать на уроках латышского. Надо как можно скорее разработать и принять закон о статусе школ нацменьшинств, воссоздать НИИ педагогики для разработки профессиональных, качественных учебных программ, методик и учебников. Надо добиваться, чтобы представители нацменьшинств участвовали в принятии решений, непосредственно их касающихся, в особенности в сфере образования, культуры и использования языка. Важно, чтобы депутаты контролировали расходование средств, выделенных из европейских фондов на развитие системы образования. И очень важно, чтобы каждый случай ликвидации учебного заведения, особенно в провинции, отдельно рассматривался на парламентской комиссии по образованию. Поскольку каждая закрытая в Латвии школа - это очередной надгробный памятник будущему страны.

Вы, вероятно, уже отметили, что все эти «надо», пусть другими словами, но записаны в программе ЗаПЧЕЛ? Правильно. Потому я и с «пчелами», что согласна с нею и готова работать, писать об этом сегодня и так долго, пока в этом будет необходимость.

Комментарии


Символов осталось: