Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


07.05.2007   Как чувствуете себя, дорогие наши ветераны?

В канун дня Победы корреспонденты Ракурса Александр Шамров и Александр Гурин встречались с ветеранами Великой Отечественной. Спрашивали не только о прошлом, но и том, как им живется сейчас. Вот их короткие рассказы.

 

Ольга Николаевна БУТОВА

была медсестрой в действующей армии, прошла от Волги до Берлина. После войны почти полвека работала в медицинских учреждениях. Сейчас ей 84 года. Ольга Николаевна рассказывает:

 

- Живу на пенсию. Получу ее, и сразу же иду оплачивать счета за квартиру и коммунальные услуги. Честно говоря, мне как ветерану войны хотелось бы получать от России небольшое пособие – хоть латов 20 в месяц. Это помогало бы не только материально, но и поддерживало бы морально.

В советское время меня приглашали в школы на встречи с учащимися. Потом этих встреч не стало... Вообще, мне кажется, что отношение к участникам Великой Отечественной войны меняется. В 90-е годы мне приходилось слышать слово «оккупанты», но в последние годы я от латышей такого не слышала ни разу.

 

Николай Петрович ПАШУТА

ушел на фронт рядовым в 1943-м году. Закончил войну в Курземе. В послевоенные годы стал офицером, служил в авиации. Николай Петрович продолжает мысль Ольги Николаевны Бутовой:

 

- Я тоже думаю, что ситуация меняется. Вот интересный пример. Вечером 16 марта один полицейский жаловался мне на жизнь - чье, мол, шествие ему приказано охранять... Согласитесь, это тоже своего рода показатель отношения к прошлой войне.

А как живем?.. Знакомые все чаще жалуются, что жить стало трудновато. И в их голосе, как мне кажется, ностальгия по тому хорошему, что было раньше.

Как я живу? Много занимаюсь общественной работой. Дел столько, что своих знакомых прошу звонить мне после девяти вечера, – в другое время просто не дозвониться...

 

Александра Алексеевна ТКАЧЕНКО

бывшая узница нацистских концлагерей. Ее деревню, что в Псковской области, из-за подозрений в связях с партизанами сожгли каратели. Жители ушли в леса, жили в землянках, партизаны помогали им с продовольствием. Те землянки обнаружили гитлеровцы. Ткаченко направили в концлагерь в Латгалии. Затем были Саласпилс, концлагерь в Польше. Когда ей исполнилось 13 лет, отправили на работу в Германию. На немецком заводе кормили раз в день, Сашенька заболела гнойным плевритом и туберкулезом, ее снова отправили в концлагерь. Там бы и погибла, но пришла Советская армия. На вопрос о прошлом и настоящем Александра Алексеевна ответила коротко:

- Конечно, того, что со мной было, нацистам я не могу простить до сих пор.

А про жизнь в Латвии?.. Отношения со знакомыми латышами у меня хорошие. И очень я рада, что слова «оккупант» на рижских улицах я больше не слышу.

 

Абрам Шмерович ХАЙКИН

начал войну в декабре 41-го, после военного училища, а закончил на Дальнем Востоке, уже после Победы. Служил в зенитной артиллерии. Там и познакомился со своей будущей женой. Евгения служила в прожекторном батальоне - высвечивала в небе фашистские самолеты, которые и сбивал ее будущий муж, которого она тогда еще не знала. В 44-м они поженились… Как теперь Абрам Шмерович смотрит на все происходящее?

- Я так скажу. Женя, моя жена, русская девушка, коренная рижанка. Еще ее мать работала на кузнецовской фабрике фарфора. А она сама, когда установилась диктатура Ульманиса, вместе с друзьями- латышами участвовала в коммунистическом подполье. Потом работала в милиции. Она была глубоко советский человек. Может быть, поэтому ее не стало именно в 91-м году... А я помню Ригу как русский город, где у нас с латышами не было никаких серьезных разногласий. Да и сейчас нет, если говорить об отношениях простых людей. Я выпустил книгу своих стихов «Послание к потомкам». Хочется, чтобы люди помнили, что мы пережили, что мы чувствовали. Потому что тот фашизм, который сейчас пытаются воскресить и обласкать, меня возмущает.

 

Антонина Ивановна ЧЕРКАСОВА

в войну работала после окончания ремесленного училища в тылу, на военном заводе. Как и тысячи таких же мальчишек и девчонок. Хотя Рыбинск тылом можно было считать с большой натяжкой - немцы бомбили город регулярно. В Ригу Антонина Ивановна попала после войны, по направлению. 40 лет отработала здесь в милиции. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и тремя медалями за службу в МВД. Что думает о сегодняшнем времени?

- Я считаю, вся эта ненависть к русским идет из-за моря. У власти не наши люди, не латыши. Они сами не понимают, что делают. С простыми латышами у нас всегда были очень хорошие отношения. У меня и невестки латышки, и лучшая подруга-соседка. Я на все это смотрю, как на дурацкий фильм. Это не наша жизнь, это что-то постороннее. Латвия что-то празднует, а тебе нельзя, ты «рылом не вышла». А 9 мая, когда иду к Памятнику, сначала наревусь одна, под деревом, а уже потом иду ко всем.

Комментарии


Символов осталось: