Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


06.04.2009   Русская драма,

или Оптимистическая история молодой рижанки с российским театральным образованием

 

Екатерина Фролова служит в Рижском русском театре имени Чехова с 2006 года. Второй год подряд признается лучшей молодой актрисой по итогам зрительского голосования. А ведь поначалу в актрисы не собиралась. Но после участия в школьном КВН призадумалась – сцена «охмуряла». После окончания студии Виктора Янсонса и вовсе стало понятно – какой иняз (училась на радость маме в немецкой школе), к которому готовилась с 6 класса?! Только театр!

 

Рига – Петербург – Рига

 

Первый вопрос к Екатерине – о «заброшенном» немецком. Он естественен, ведь в наше лихолетье знание иностранного языка – это и заработок, и карьерные возможности.

- Итак, немецкий вы благополучно забыли?

- Мы были на гастролях в Германии, и эти знания мне очень пригодились. Они никогда не лишние. Рано или поздно ты понимаешь, что те или иные навыки всегда пригодятся. Так и с немецким. Все идет в «копилку».

- Как родители отнеслись к тому, что вы свернули с намеченного ими пути?

- У меня очень демократичные родители. Они, особенно моя мама (директор одной из рижских школ. - Ред.), хотели, чтобы я изучала немецкий язык. Но в один прекрасный день я показала маме брошюру «Вузы Санкт-Петербурга». Она на меня посмотрела с удивлением: «Катя, а зачем туда? У нас же есть Латвийский университет?» Я ответила: «Мама, я хочу поехать в Петербург – поступать в Театральную академию» (Санкт-Петербургская академия театрального искусства. – Ред.). Легкий шок мама, конечно, в тот момент испытала. Но никаких палок в колеса мне родители никогда не ставили, наоборот, они всегда поддерживали меня в моих инициативах

- Вы помните свой дебют на большой сцене? Это было в Риге?

- Да, это было именно в Риге – уже после окончания института. 2006 год, спектакль «Любовники по выходным».

- Сколько прошло времени между окончанием академии и приходом в Русскую драму?

- Год. Ровно год.

- Год без профессии – это много или мало?

- Драма была. Когда ты заканчиваешь, ты всегда надеешься, что тебе будет куда пойти и где работать. Но в питерские театры меня не брали из-за латвийского гражданства. Это очень неудобно – зачем брать актрису без гражданства и места жительства, если нет недостатка в своих, местных? И я уехала в Ригу. Сначала я не попала в наш театр, сейчас я его называю своим (смеется), потому что были молодые табаковские ребята. Мне так и сказали: зачем брать молодую актрису, которая будет сидеть без работы. И поэтому год… Конечно, это была драма. Я окончила институт, я так хотела работать, играть. Но сейчас я даже рада, что это произошло через год. Всему – свое время. Но тогда это был кошмар.

- Как вы провели год простоя?

- Где-то же надо было работать... Я и работала – рекламным агентом, менеджером по продажам, то есть занималась совсем не тем, чем хотелось, и очень от этого страдала. Но через год меня взяли в театр. Безмерно рада, что именно в этом театре работаю и совершенно не жалею, что уехала из Питера – ни капли.

 

Выйду на улицу…

 

- Кино вам как актрисе интересно?

- Конечно. Я уже снималась в телесериале Neprata cena на LTV-1. Из-за кризиса его показ прекратили, но он должен возобновиться на канале TV-3.

- Но кино – это все же другое искусство…

- Оно, несомненно, другое. Кино требует своего особого профессионализма. Если в театре ты имеешь возможность репетировать, как-то подготовиться, то в кино все происходит так (хлопает в ладоши) – поехали! Кино требует своего профессионализма, своего опыта.

- Вы «изнутри» конструируете роль, или вам обязательно нужно «подглядывать» за жизнью?

- Это на автомате срабатывает. Но вообще наблюдения очень важны. Когда работаешь над ролью, видишь какого-то человека и думаешь - вот такую походочку я бы взяла. В институте было даже специальное задание – «наблюдение». Мы для этого ходили по улицам в поисках «жертвы». Однажды мы шли за одной женщиной от Сенной площади до Невского проспекта и следили – как она себя ведет. Она была очень странная, очень характерная женщина. Иногда играет кто-то в кино или на сцене, а ты думаешь, что же это он играет, таких людей не бывает. А выйдешь на улицу – увидишь ТАКИХ людей, что на сцене их даже не сыграть. А сыграешь – тебе не поверят.

- Кто из современных актрис вам интересен?

- Мне Чулпан Хаматова очень нравится. Полина Кутепова из театра Фоменко…

- А из мужчин?

- Евгений Миронов, ВладмирМашков… Из ушедших столько талантов – невозможно перечислить. Назову Андрея Миронова, Олега Даля…

 

Эксклюзивная баня

 

- Театр отбирает много энергии. Как восполнять ее потерю и вообще поддерживать форму?

- Если честно, у меня театр много энергии не забирает. Как-то она аккумулируется во мне (смеется). Для поддержания тонуса посещаю спортзал – не меньше трех раз в неделю. Примерно раз в месяц мы ходим с девчонками в один облюбованный нами SPA-салон.

- А баню любите?

- Так просто ходить в баню я не очень-то люблю. Но у наших знакомых дача в Адажи, а там замечательная баня – сруб. И там, конечно, отдых для души и тела.

- Вы занимались когда-нибудь спортом?

- В совсем далеком детстве я занималась спортивной гимнастикой, бальными танцами. И это все тоже пошло в копилку, как и немецкий! (Смеется)

- То есть кувыркнуться на сцене вы можете?

- А я это и делаю – в спектакле «Правила игры»: кувыркаюсь, встаю на мостик…

 

Раздеть надо уметь

 

- В театре сегодня успешно раздевают и женщин, и мужчин (я имею в виду артистов). Про кино и говорить нечего. Как бы вы отнеслись к подобному предложению со стороны режиссера?

- Только если я буду понимать, что это действительно необходимо, и режиссер будет это мотивировать так, что я скажу «да!». Я должна понимать, для чего я это делаю. И это должно быть, в любом случае, эстетично. Это не должно быть пошло. Это не должно быть раздеванием ради раздевания. Но до сих пор мне не приходилось раздеваться ни на сцене, ни в кино.

- От этого как от тюрьмы и от сумы нельзя зарекаться.

- (Смеется)… Кстати, я смотрела в Малом драматическом у Льва Додина спектакль «Братья и сестры». Там была сцена в бане, голые мужчины сидели на сцене. У меня это не вызывало отвращения. Это было настолько естественно, что по-другому быть не могло. И никаких вопросов – а зачем, а почему?

- «Карабасы-режиссеры» нередко оскорбляют артистов. С вами такого не было?

- Так уж явно меня ни разу не оскорбляли. Хотя подобное случается в жизни каждого актера. Но надо понимать, что иногда это делается режиссером вполне осознанно. Просто он не видит другого способа тебя «завести». Ведь я (как актриса) тоже могу своей «тупостью» раздражать. А талантливому режиссеру вообще можно простить многое. Кстати, у меня в институте была очень жесткий педагог…

- То есть вы получили своего рода прививку?

- Да, прививка была сделана. Поэтому «некоторые моменты», пережитые во время учебы, помогают мне сегодня спокойнее относиться ко многим вещам.

 

Сцена и только сцена!

 

- У вас есть подруги в театре?

- Естественно! Например, Галя Подоляк, с которой мы дружим еще с театральной студии. Ольга Никулина… Знаете, я лучше не буду имена перечислять, потому что назову всех своих коллег. Мы дружим все – у нас действительно семья.

- А за карьерой однокурсников вы следите?

- Они работают в Таллине, Москве, Питере. Светлану Щедрину вы наверняка видели в сериалах «Вепрь», «Тайны следствия», «Вызов», «Опера» и так далее.

- Вы можете представить себя в другой профессии?

- Нет – категорически! И даже не хочу представлять.

- Как-то сегодняшний кризис вы ощущаете?

- Об этом все вокруг говорят. Но я стараюсь об этом не думать. Стараюсь позитивно относиться к жизни. Если думать все время об этом, можно с ума сойти. Что меня беспокоит, так это кредит. Если бы я его выплатила, жила бы спокойнее! (Смеется)

Комментарии


Символов осталось: