Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


28.02.2010   «Ребята, запомните, мы встречали Новый год, дуя в печку!»

Дело был в далеком январе 1945-го, а если точнее, 14 января. День, когда началась знаменитая Висло-Одерская операция, в результате которой была освождена Польша и подготовлено наступление на Берлин. Я хорошо помню эти бои, в которых участвовал в составе 230-й стрелковой Сталинской дивизии, впоследствии получившей еще и звание Берлинской и орден Суворова II степени. Но прежде — немного о предыстории этой операции...

 

После разгрома Ясско-Кишиневской группировки нашу дивизию из Румынии направили в Польшу, под Ковель, для пополнения наших подразделений. До конца ноября 1944-го молодые ребята, новобранцы, проходили обучение, после чего нас перебросили на Магнушевский плацдарм на западном берегу Вислы.

Размещение проходило в обстановке строжайшей секретности. Днем нам не разрешалось выходить из землянок, топить печки (дым мог привлечь внимание), полевая кухня приезжала в темное время суток — утром и вечером. Днем вообще не должно было быть никакого движения. А потом наступило 31 декабря...

Нам, помню, привезли праздничный ужин и «наркомовские» 100 грамм. Хотелось согреться, приготовить теплый ужин, но дрова были совершенно сырые, и растопить печь никак не получалось. Мы выпросили у ребят с гаубичной батареи пороха и — дули, дули в печку. Тогда я и услышал и запомнил на всю жизнь слова нашего разведчика Юры Семерякова: «Ребята, запомните, мы встречали Новый год, дуя в печку!» Старания наши таки увенчались успехом, мы подняли «наркомовские» и потом пели под сурдинку наши фронтовые песни.

Подготовка к наступлению между тем продолжалась. По нашим данным оно намечалось на конец месяца, но вдруг приказ: «Начать наступление 14 января!» И — началось.

В 8 утра и на протяжении двадцати минут сильнейшая артподготовка, мощные залпы «Катюш». Следом пошла в наступление пехота. Наше же отделение разведки с замкомандира артиллерийского дивизиона находилось при пехотном батальоне, и мы по рации вызывали огонь наших батарей на очаги сопротивления немцев.

На второй день, 15 января, оборона была прорвана и введена наша танковая армия. Танкисты одолевали примерно по 30 километров в сутки, но для закрепления освобожденной территории нужна пехота.

Надо сказать, к тому времени нашим генералам опыта было не занимать. По приказу маршала Жукова были сформированы подвижные отряды — батальоны пехоты на «фордах», дивизион артиллерии на «студебеккерах», дивизион самоходок. Но с какой стороны тебя подстерегает опасность, поди знай. Дело в том, что нам то и дело приходилось вступать в бои с оставшимися отрядами немцев, мимо которых промчались наши танки. Помню, въехали мы в одну деревню, остановились на ночлег, а в ней, как оказалось, попрятались немцы, рассчитывая напасть на нас ночью. К счастью, наши бдительные часовые вовремя подняли тревогу...

А потом один за другим освобожденные польские города — Сохачев, Гнезен, Познань... И с каким же радушием встречали нас!

Как-то захожу в один дом, бедный, понятно, но на столе для наших бойцов уже приготовлены тоненькие ломтики хлеба, намазанные тонюсеньким же слоем масла и традиционная «кава». Мне бы присесть со всеми за стол, но велено было передать пакет командиру батареи, и я пошел дальше. А в каждом доме на пути — угощение, приветливые улыбки, слова благодарности за освобождение.

...Так, обезвреживая отдельные очаги сопротивления, мы прошли больше 500 километров, освободили Польшу, вошли на территорию Германии. В начале февраля перешли по льду Одер и захватили плацдарм напротив города Целлин. Удержать его было невероятно трудно: до Берлина всего 70 километров, и немцы сопротивлялись из последних отчаянных сил. Мы удерживали плацдарм аж до 16 апреля, дня, когда началась знаменитая Берлинская операция. Но это уже другая история...

...А кстати, только потом мы узнали, почему наступление началось прежде намеченного срока. Оказывается, в декабре немцы в Арденнах нанесли мощные удары по войскам союзников. В результате операции, получившей кодовое название Wacht am Rhein — «Стража на Рейне», немцы продвинулись на десятки километров и, разгромив англо-американские силы в Бельгии и Нидерландах, рассчитывали столкнуть остатки англичан и американцев в Ла-Манш и высвободить силы для Восточного фронта. Черчилль тогда лично обратился к Сталину с просьбой о помощи. Вот потому, спасая наших союзников, мы выступили раньше времени и оттянули на себя немецкие дивизии.

 

О Владимире Тарновском

 

Родился на Украине. Первый раз Володя Тарновский, сын полка, участвовал в сражении в мае 1943 года. Было ему тогда 14 лет.

Затем, став артиллерийским разведчиком-наблюдателем, освобождал Сталино (ныне Донецк), участвовал в боях на Днепре и в составе Ясско-Кишеневской группировки в спецоперациях по освобождению Молдавии. Затем его дивизию перебросили в Польшу.

22 апреля дивизия подошла к Берлину. Ей была поручена операция по захвату имперской канцелярии, документов гестапо, т.е. обезвреживание логова Гитлера.

Война для Володи закончилась 2 мая. Он был в числе тех, кто расписался на стенах Рейхстага.

Ефрейтор Тарновский награжден медалью «За отвагу», орденом Славы .

После войны вернулся на Украину. Там закончил среднюю школу, затем поступил в Одесский институт инженеров морского флота.

После окончания института был направлен в Ригу, работал на Рижском судоремонтном заводе, принимал суда на строительных верфях Румынии, Германии.

Комментарии


Символов осталось: