Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


05.04.2010   Светофоры, дайте визу, едет «скорая» на вызов.

-- Я могу через вашу газету поблагодарить врача «скорой помощи»? – звонок в редакцию раздался в самый разгар рабочего дня. Звонок удивил. Сегодня «спасибо» докторам говорят редко, все больше хают.

-- Как фамилия врача? - спросили мы нашего постоянного читателя Станислава..

-- Фамилию не знаю, зовут Людмила. 122-я бригада.

 

Вот и все данные. Но Людмилу Сухареву, врача интенсивной терапии «скорой помощи», мы нашли с первого звонка. Набрали 03, нас выслушали и через минуту Ракурс уже договаривался о встрече.

За чашкой чая выянили, что в детстве Люда часто болела, что за работой врача наблюдала с малых лет. Так, лежа на больничной койке, девочка выбрала себе профессию. И потом никогда об этом не жалела.

Еще в школе вступила в отряд «Молодого медика», участвовала в соревнованиях и даже помогала школьной медсестре прививки делать. Училась прекрасно: серебряная медаль. Ей не составило большого труда после школы поступить в медицинский институт.

На третьем курсе решила подработать на скорой помощи. Взяли санитаркой. Тогда у Люды и мысли не было здесь остаться, но скоро она поняла, что уже не представляет себя в тихом кабинете или суетном, но прогнозируемом стационаре. Ее место здесь, на скорой помощи. После четвертого курса Людмила уже была помощником врача, а после окончания института -- врачом интенсивной терапии. И вот уже двадцать один год доктор Сухарева на «передовой 03».

Просто так, от нечего делать, люди в скорую помощь не звонят. Если уж набрали 03, значит худо человеку, значит с человеком беда. И летит «карета» по городским улицам...

-- Вот, по поводу «летит» это когда как. Типичная ситуация, когда скорую не пропускают, хотя нашу сирену за три квартала слышно. Почему-то иные водители считают, что мы сигналим «для красного словца», мол, не лучше других, постоите в дорожных пробках. Наш водитель вынужден сбрасывать скорость, мы теряем драгоценные минуты. Кто-то нас не пропустил и не подумал, что возможно погибает его родной человек, знакомый, друг.

-- Ваша работа отличается от работы врача районной поликлиники...

-- ...как горнолыжный спуск от пешей прогулки по лесу. Врач скорой должен быть постоянно готов к экстремальным ситуациям. Едешь на вызов и не знаешь, в каком состоянии больной, какие у него родственники, соседи. Заходишь в квартиру, а на тебя собака бросается. Особенно рискованны ночные вызовы: ножевое, огнестрельное ранение. Страшно в квартиру заходить – откуда я знаю, закончилась поножовщина или нет. Согласно приказу мы не должны входить в опасную зону, но когда видишь, как человек истекает кровью, -- не до строгих правил. Бывало и полицию приходилось вызывать.

Однажды соседи вызвали бригаду – в подъезде умирает мальчик лет пятнадцати. Еду и понимаю, что скорее всего -- передозировка. Так и есть. Парень уже почти не дышит. Делаю инъекцию, возвращаю к жизни. А когда тот очухался, вместо спасибо... полез в драку. Знаете почему? Он, видите ли деньги за дозу заплатил, а мы ему кайф сломали.

-- С вашей квалификацией легко могли работать в поликлинике или частном медицинском центре.

-- Ой, нет! На скорой работать, конечно, тяжело. К утру усталость такая накатывает, что самой впору «врача вызывать». Но при этом на скорой профессионалы по 30-35 лет работают. Почему? Трудно сказать. Знаю только, что после скорой я не смогла бы спокойно сидеть в кабинете поликлиники и принимать больных. Понятно, нервотрепки и там хватает. Но там нет экстрима. А он мне, очевидно, нужен.

-- Самые неприятные для вас вызовы?

-- Аварии. Никак не могу привыкнуть. Собственно, слово «привычка» в нашей работе вообще неуместно, но когда вызов на ДТП, всегда внутренне съеживаюсь. Бывают такие страшные картинки – мороз по коже. И еще ларингиты у совсем крох. Это очень опасно, когда детки задыхаются. Тут важны и наш профессионализм и оперативные действия родителей.

-- А с бабушками-дедушками находите общий язык? Они часто такими капризными бывают, словно малые дети.

-- Я спокойно отношусь к их капризам. Представлю, что это могла быть моя мама или бабушка. Возраст уже такой. Им трудно. Сегодняшние бабушки-дедушки вызывают скорую, когда им действительно совсем плохо. Терпят наши старики до последнего. Ведь семейного врача вызывать боятся, он для многих из них сегодня – «непозволительная роскошь». Да и многим одиноким нет сил дойти до поликлиники.

-- За последнее время характер вызовов поменялся? С какими больными вам чаще всего приходится иметь дело?

-- Больные стали, как бы это сказать, более запущенные, что ли. Следствие наших медицинских «революций». К семейному врачу не обращаются до последнего -- боятся потерять рабочее место, дорого. Канули в лету профилактические осмотры. А мы все чаще выезжаем на рабочее место, что называется, «прямо на сцену». Бездомных стало очень много, бывает, медицинскую помощь оказываем прямо на улице. По-прежнему много гипертоников. Как следствие – инфаркты, инсульты. Зимой очень много было обморожений, вплоть до ампутаций.

-- А птичий грипп, которым нас так стращали?

-- Знаете, я как медик, абсолютно компетентно могу сказать: ни о какой пандемии и речи нет. Так называемый «птичий грипп» проходил точно также, как обычный сезонный, с теми же осложнениями и с тем же числом летальных исходов. Все в рамках обычной статистики. Думаю, ажиотаж этот надуманный, происки фармацевтических компаний.

-- Как экипированы сегодня латвийские скорые помощи?

-- С каждым годом все лучше и лучше. Оборудованы по последнему слову медицинской техники. Грех жаловаться.

-- Что же все-таки случилось у Станислава, который позвонил нам в редакцию?

-- Понимаете, у него не так давно умерла жена. Перед смертью мужчина дал ей слово, что не оставит ее маму, будет с ней до конца. У пожилой женщины (ей 85 лет) поднялось давление, очень кружилась и болела голова. Мы приехали по вызову, оказали нужную помощь. Ничего особенного. Все, как полагается в таких случаях. Ну, может быть, не совсем формально подошли. Пожилым людям иногда и слово доброе помогает. А потом Станислав попросил и ему помочь – очень болела спина. У него оказалось воспаление седалищного нерва. Это больно, я знаю. Человек не может даже ногой пошевелить. Мы сделали ему обезболивание.

-- При таких нагрузках как бы самой не потерять здоровье. Как вы восстанавливаетесь?

-- Мой папа живет на хуторе в Латгалии. Замечательное место! И не только потому что природа, красота.

Еще и потому, что крестьянский труд силы восстанавливает. Я не чураюсь никакой сельской работы. Мы сами картошку сажаем, сами ее убираем. Здесь суета городская из тебя выходит. Покоем, благодатью душа наполняется. Утром рано на речке с удочкой посидишь, мысли хорошие приходят. Птицы поют. Кукушка считает. Особенно люблю вечерами на крыльце сидеть и кузнечиков слушать. Еще йогой занимаюсь, семьей много путешествуем. Но главное, я люблю свое дело. Это и придает силы.

Всем вашим читателям, да вообще всем людям хочу пожелать -- берегите себя и своих близких! Будьте здоровы!

Комментарии


Символов осталось: