Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


11.05.2010   «Сынок, война окончилась!»

Служить ему, считает Михаил Михайлович Клагиш, довелось аж в четырех армиях! Начинал в 1940 году в регулярной армии Латвии при Улманисе, в авиации, в роте аэродромного обслуживания, в Риге. Потом, когда в июне того же сорокового года в Латвию пришла Красная Армия, аэродром ликвидировали, технику демонтировали, армия стала называться «народной». В ноябре 1940 года привели к присяге как солдата Красной Армии. В 1943-м, когда ввели погоны, армия стала Советской. Получается все точно: в четырех армиях прослужил.

 

– Осенью 1940 года нас зачислили в Красную Армию, рассказывает Михаил Михайлович. – В Риге сформировалось офицерское пехотное училище, и меня вместе с другими солдатами определили в хозяйственную роту при училище, ездовым. Вроде все спокойно было, но недели за две до начала войны училище в срочном порядке из Саласпилсских военных лагерей вернули в Ригу. 22 июня 1941 года по радио, в 12 часов дня прозвучало выступление Молотова. В 14.00 в небе над Ригой появились немецкие бомбардировщики, бомбили железнодорожный мост. Тогда же стало известно, что в Курляндию выброшен немецкий десант. Туда направили курсантов пехотного училища, да разве с винтовками против автоматов повоюешь...

Вскоре училище перевели во Псков, а хозрота обозом по Псковскому шоссе вышла из города. Двигались только ночью. Дорога была забита техникой, колоннами советских войск, беженцами. Так и дошли обозники до границы Эстонии с СССР. Двигались под непрерывные бомбежки. Надо было оторваться от немецких частей, преследовавших отступающие части Красной Армии, не попасть в окружение.

Дальше – эшелон. Стерлитамак, что в Башкирии, знаменитые Гороховецкие лагеря, где формировалась латышская стрелковая дивизия. Ее части уже прошли боевое крещение в жестоких боях под Наро-Фоминском. Основной костяк соединения – солдаты и офицеры, призванные из Латвии. Многие сложили голову в тех боях, защищая подступы к Москве.

 

Я часто думаю о павших под Наро-Фоминском...

 

– Там ведь и наши земляки лежат, и солдаты других национальностей, которые воевали в латышской дивизии,– продолжает рассказ Михаил Михайлович.

Вскоре Клагиша направили на учебу в Подольское пехотное училище, которое временно дислоцировалось в Иваново. Четырнадцать месяцев напряженных тактических занятий, физической и огневой подготовки. Потом успешная сдача экзаменов, и, наконец, с «кубарями» в петлицах, Михаил Клагиш прибыл в 125-й гвардейский стрелковый полк 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии. Почетного звания «гвардейской» соединение было удостоено за героизм, проявленный в боях под Наро-Фоминском.

По прибытии в полк принял огневой взвод противотанковых 45-миллиметровых пушек. Орудия эти получили название «прощай, Родина», поскольку танковую броню его снаряды не пробивали. Орудия располагались в боевых порядках пехоты с задачей подавлять живую силу и огневые точки противника. Воевать пришлось под Старой Руссой, на болотистой местности. Чтобы не отставать от пехоты, клали настилы – если конная тяга порой не справлялась с бездорожьем и топями, выносили орудие на руках... В одном из боев тяжело ранили командира батареи. Должность принял лейтенант Михаил Клагиш.

Находясь в обороне, пушкари отражали яростные атаки гитлеровцев. Был убит командир взвода Зукулис. Под деревней Наукого полностью погиб расчет одного из орудий.

 

Войска продвигались на запад

 

В Белоруссии, возле Освеи, Клагиш стал свидетелем зверства фашистских захватчиков. В открытом рве длиной в 50 метров находились тела убитых мужчин, женщин, стариков и детей. Палачи не успели зарыть ров. Такое не забывается, а кровь невинных жертв взывала к мести, к стремлению как можно быстрее освободить родную землю от фашистской нечисти.

... Перешли границу,с боем взяли Шкяуне. Дома пустые, на улицах ни одного человека. Здесь старший лейтенант Клагиш встретил маленькую девочку.

– Где все люди? – спросил. Девочка молчала. Этот же вопрос он задал по-латышски.

– Все в лес ушли, боятся они вас...

– Беги в лес, скажи, что в село пришла латышская дивизия, что мы никого не обидим...

В дальнейшем полк наступал в направлении Шкяуне – Асуне – Дагда – Константиново и далее на Вишки. Немцы сопротивлялись, но сдержать наступление им не удалось. Пехота, прорвав оборону противника, ушла далеко вперед, батарея едва успевала за ними: мотострелки на машинах, а батарея на конной тяге...

...Случилось это в августе 44-го. Перед наступлением нужно было провести рекогносцировку местности. Группа офицеров, в составе которой был и Михаил Клагиш, намечала направление атаки, решала, как переправить артиллерию через заболоченный участок. Противник заметил группу, открыл сильный огонь из минометов. Михаил был тяжело ранен. Осколки повредили правое плечо, бедро, рваную рану получил крупным осколком... Старшина батареи Василий Ширшов перевязал командира. И началось скитание по госпиталям. В Резекне санитарный поезд попал под бомбежку. Легкораненые смогли покинуть вагоны, а такие, как Клагиш, ждали своей участи. Ну вот, думал Михаил, не в бою погиб, так здесь немец достанет. Однако, слава Богу, обошлось. Да только на этом и закончилась война для старшего лейтенанта Клагиша. Девять месяцев врачи делали все, чтобы спасти его.

10 апреля 1945 года приехал на поезде в Индру, а оттуда 12 километров пешком до Робежниеков. Там и встретился с родными и близкими людьми. А вскоре уже преподавал военную подготовку в Индрской школе, потом в Краславской 1-й средней школе...

 

О победе узнал от мамы

 

– Сынок, – сказала она, – война окончилась...

Для ветерана войны гвардии капитана в отставке Михаила Михайловича Клагиша, награжденного двумя орденами Отечественной войны первой степени, орденом Красной Звезды и множеством медалей, День Победы – повод пройтись по прожитым нелегким годам, вспомнить многое из того, что запечатлелось в памяти. Именно сейчас, в эти майские дни, ветеран отметит свой 92-й день рождения...

Комментарии


Символов осталось: