Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


13.07.2010   Ашот, который построил завод

Трудно поверить, что в нынешней Латгалии, где на месте известных предприятий остались лишь пугающие искореженные остовы, может появиться новый высокотехнологичный завод, чья продукция идет исключительно на экспорт. Но он появился. В Ливанах – городе, который давно ждал новых производств. Для нашего края, уже привыкшего к роли нелюбимого пасынка для правительства, это почти что чудо.

 

Это чудо без всякой мистики совершили Ашот Мамиконян и Гайк Никогосян.

Гайк Никогосян – рижанин, обеспечивший финансовую сторону дела, появился в окрестностях Ливан благодаря незаурядной личности Ашота Мамиконяна – опытного и образованного производственника, депутата Ливанской думы от партии ЗаПЧЕЛ. Ашот из породы тех людей, которые не только переживают за свой край, но и меняют жизнь к лучшему.

– Ашот, как появилась идея создания такого предприятия?

– Многие говорят о том, что стране нужны экологически безопасное производство и экспортная продукция. Они говорят, а мы с Гайком, который сегодня является президентом фирмы «Ливану карбонс», вышли на известную бельгийскую фирму «Ламбиот», купили у нее патент на изготовление оборудования для производства древесного угля. Спрос на этот продукт огромный. Древесный уголь применяется в быту как топливо для гриля. Но еще важнее то, что древесный уголь служит сырьем для получения активированного угля, потребность в котором очень велика. Активированный уголь нужен медицине, космической промышленности, химическому производству. Без него не могут обойтись парфюмеры, производители лаков, красок и еще множество отраслей. Сегодня потребности только одной французской компании, с которой мы работаем, превышают наши возможности в несколько раз, хотя мы производим шесть тонн угля в сутки. Производственная мощность завода – две тысячи тонн в год.

– А не жалко переводить на уголь древесину, из которой можно сделать много других вещей? И насколько безвреден для окружающей среды ваш завод?

– Сырьем для древесного угля служит бросовая древесина. Производится уголь путем обугливания древесины при температуре 600 градусов без доступа воздуха. Никаких вредных выбросов, только дым из трубы, как в деревенском доме. Кстати, выделяемое тепло годится для производства электроэнергии. Одним словом, завод отвечает всем современным требованиям.

– Помогало ли строить завод государство, чьи чиновники так любят поговорить об экспортном производстве?

– Обращались в минэкономики, участвуем во всех проектах, надеясь на обещанную помощь. От нас отмахиваются, при этом финансируют тех, кто прессует брикеты из опилок. Хотя это затратная технология вчерашнего дня, минимум прибавочной стоимости, перевод леса и ничего больше – брикеты идут на растопку. Государственных средств мы не получили. Я в очередной раз убедился, что наше правительство обманывает предпринимателей. Ему не нужны ни передовые технологии, ни спокойные, обеспеченные работой люди.

– Но завод – вот он, работает и, похоже, расширяется. Как же все-таки решился вопрос с финансированием?

– Кредит на реализацию проекта дал Крайбанк, причем в самое сложное время, в 2008 году, когда кризис уже накрыл и Латвию. А дальше мы стали строить по чертежам производственную линию и все остальное. Привлекли рижских строителей, транспортировочную линию нам делали даугавпилсские специалисты. Завод поставили на месте бывшей птицефабрики – здесь были развалины, заросшие кустарником по пояс, груды мусора. Все это мы расчистили, привели в порядок.

– Что завтра? Если ли возможность для роста?

– Сегодня на заводе работает одна установка для производства угля, к запуску готовится вторая, но будем монтировать и третью. Кроме того, надо закончить офисные помещения и еще много чего сделать для того, чтобы завод приобрел аккуратный вид. Общая его стоимость 5 миллионов евро, окупаемость – шесть лет. Пока наш завод единственный в Латвии, поэтому мы решили производить оборудование для таких заводов. Проект большой, может охватить всю Латгалию. Это даст много рабочих мест и потянет за собой новые проекты: производство активированного угля, электроэнергии. Сегодня мы создали 25 рабочих мест. Средняя зарплата работников где-то 350 латов. Люди работают и очень довольны.

– А как вообще в ваших краях с рабочими местами?

– Катастрофа. Те, кто отсюда не уехал, превращаются в люмпенов. Мне больно на это смотреть. Я много лет проработал на Ливанском стекольном заводе, и тогда в городе были еще биохимический завод, домостроительный комбинат и другие крепкие предприятия. 20 лет назад Ливаны был городом производственников, инженеров. Сегодня всего этого и близко нет.

– Вы депутат краевой думы и представитель ЗаПЧЕЛ, реально работает во власти. Можно ли в отдельно взятом городе навести порядок и восстановить производство?

– Возможности самоуправления невелики. Наши специалисты научились писать хорошие проекты и получать деньги, помогающие кое-как поддерживать внешне благопристойный вид улиц, дорог. Но нельзя всю жизнь прожить на подачках, город должен зарабатывать. Однако, по-моему, наше правительство не хочет, чтобы в стране кто-то что-то делал для общего блага. Как же это надо ненавидеть свой народ, чтобы за двадцать лет довести его до такого состояния, чтобы одни скатились на дно, а другие просто убежали за границу? Но самое ужасное состоит в том, что оставшиеся, будто зомби, идут и опять выбирают тех, кто их довел до жизни такой... Народу, который голосует за антинародную власть, трудно помочь. Но, несмотря на все эти обстоятельства, и в политике, и на производстве, я делаю, что обязан делать. Результат, как видите, есть.

Комментарии


Символов осталось: