Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  В мире


12.05.2009   Подарок от министра обороны

Два года назад, аккурат к празднованию Дня Победы, российский министр обороны подписал приказ № 181. За витиеватой формулировкой: «О рассекречивании архивных документов Красной армии и Военно-Морского флота за период Великой Отечественной войны 1941-1945» стоит важное событие для тех, кто сомневается в «официальной» истории СССР.

 

И амбарный замок

 

«Документы, которые раньше хранились в сейфах у начальников московских и подмосковных военных архивов, и доступ к которым имел лишь ограниченный круг избранных, теперь доступны любому специалисту, - делится профессиональным энтузиазмом историк и публицист Алексей Исаев. - С момента опубликования приказа прошло довольно много времени, и сейчас можно сказать, что указ действует, и историки действительно могут изучать ранее недоступные документы. По крайней мере, я не встречаю в своей работе никаких препятствий». Исаев специализируется именно на истории Второй мировой войны.

Развеивают ли новые данные хотя бы некоторые мифы вокруг событий тех лет?

Прежде об этих мифах. Кто хочет получить о них представление в максимально концентрированном виде, может посмотреть американский фильм о Сталинградской битве «Враг у ворот» режиссера Жака Анно. В этой картине эпизод за эпизодом следуют кадры, рисующие Красную армию не в лучшем виде. Вот солдат везут на фронт. Их загружают огромными толпами в грузовые вагоны, как скотину, и надсмотрщики-офицеры запирают двери на амбарные замки. Эта подробность, видимо, служит для того, чтобы показать: если бы красноармейцев не запирали, они разбежались бы кто куда.

Следующий эпизод. Солдат пригоняют к Волге и грузят на баркасы, чтобы переправить на другой берег, где идут уличные бои. Офицеры грубо торопят новобранцев, а один из них с рупором в руках обрабатывает их пропагандой. Читает образцы писем матерям, где солдаты испытывают энтузиазм от того, что умирают за товарища Сталина, выкрикивает лозунги один нелепее и глупее другого: речь опять идет о Вожде. Солдат выгружают на другом берегу и прямо под обстрелом вражеской артиллерии раздают им оружие. По винтовке на троих. Эту ватагу полубезоружных людей в полный рост бросают на немецкие пулеметы. Все атакующие, естественно, гибнут, не убив ни одного неприятельского солдата. Случайно уцелели только два главных героя, один из которых, бывший сибирский охотник и отличный стрелок, даже не был в числе тех, кто получил ружье. Часть участвовавших в атаке пытались отступить, но их расстреляли заградительные отряды.

В следующем эпизоде появляется почему-то Никита Хрущев – видимо, в наказание за «кузькину мать» и Карибский кризис. Он действительно участвовал в Великой Отечественной войне, но его не было в Сталинграде. В фильме он рассуждает со своими подчиненными о том, как бы подбодрить солдат и офицеров, и в числе предложений – расстрелять всех до единого. Прямо по Гоголю. И так далее, и так далее. Общее впечатление, которое западный зритель должен получить от картины: советская армия - это такой конвейер, который сгребает всех, кто попадется в руки, и гонит на убой без всякой подготовки.

 

А каковы потери?

 

Подобное пренебрежение исторической правдой, возможно, простительно американцу и режиссеру. Но, к сожалению, эти же мифы мы встречаем разбросанными по публикациям некоторых российских историков. Так историк Борис Соколов считает, что боевые потери Красной армии в Великой Отечественной войне составили 26,4 миллиона человек. Соотношение советских и немецких боевых потерь он оценивает в пропорции десять к одному. Получается - «трупами закидали», после этой цифры в воображении и рисуются картины, похожие на «Врага у ворот».

Есть также отдельные высказывания историков, что, мол, в бой заставляли идти за режим, а не за страну. Некоторые публицисты так подчеркивают практику заградотрядов и штрафных батальонов, что складывается ощущение, Красная армия – это армия заключенных. Наверно, даже немцы не говорят так же часто о зондеркомандах, как эти публицисты о неприглядных сторонах советской армии.

Алексей Исаев считает, что большинство из этих мифов и намеренной лжи не имеют под собой основания: «Три человека на одну винтовку – это ерунда, участвовавшие в боях части Красной армии были нормально вооружены». По его словам, «пропаганда была, но она была во всех армиях, и никому не мешали идти в бой за Родину, а не за Сталина. Просто было немало людей, которые действительно верили в коммунизм и вождя».

Наибольшие споры сегодня вызывают цифры потерь советских войск в Великой Отечественной войне, а так же соотношение потерь советской и немецкой армий. По словам Исаева, громкие слова о том, что «советская армия забросала немцев трупами своих солдат» несправедливы уже только потому, что в высокотехнологичной войне это невозможно. «Каков бы ни был численный перевес советской армии над немецкой, исход войны решает, прежде всего, превосходство в вооружении, – констатировал историк. – Официальная цифра боевых потерь советской армии в Великой Отечественной войне в 8,6 миллионов человек вызывает доверие, так как известно, каким способом она была получена и какие категории погибших в нее вошли».

Все соединения Красной армии должны были посылать регулярные отчеты о потерях личного состава в штаб, причем докладывать должны были не только о тех, кто погиб в бою, но и о тех, кто был убит в результате неосторожного обращения с оружием, обморожения и т.д. Из всех этих докладных и складывается цифра в 8,6 миллионов. В нее входит и число солдат, призванных на военную службу, но не добравшихся до своих частей. Их численность известна достаточно точно, хотя, по понятным причинам, на них не могло быть донесений из полков.

 

Без сенсаций

 

«Цифра эта все же приблизительная, так как не учитывает людей, которых их командиры считали погибшими, но они выжили и потом попали в партизанские отряды. Она не учитывает также погибших партизан и ополченцев. Так что численность боевых потерь Красной армии может корректироваться, в зависимости от поступления новых данных, но это не будут скандальные изменения», - считает Исаев. Не учтены также потери тех частей и соединений, которые в начале войны попали в окружение и потеряли свой архив.

Конечно, соотношение боевых потерь не может быть и один к одному, как утверждают некоторые историки. Все-таки потери советской армии были больше за счет поражений первого года войны. Ближе к истине, считает Исаев, соотношение один к двум. Кто-то может указать на то, что цифры немецких потерь, которые приводятся в некоторых западных публикациях значительно меньше советских и не соответствуют этой пропорции. Но, по мнению историка, эти подсчеты не учитывают потерь многочисленных союзников немцев, которые сражались на Восточном фронте. «К тому же, вопреки расхожему стереотипу об аккуратности немцев, подсчеты потерь с их стороны велись спустя рукава и часто преуменьшались, так что сегодняшние цифры немецких потерь должны корректироваться в сторону увеличения», - добавил Алексей Исаев.

По словам эксперта, открытие архивов в соответствии с указом Анатолия Сердюкова не произвело никаких сенсационных разоблачений «официальной истории». Просто стали известны новые важнейшие подробности, связанные с военными действиями. «Так, например, раньше ответственность за битву под Прохоровкой возлагалась в основном на Ватутина. Источники, которые недавно стали доступны исследователям, показывают, что решение дать бой немецким танкам принял другой генерал – Василевский, - рассказал Исаев. – Обнаружены также документы, которые говорят о том, что генерал Конев, втайне от ставки самостоятельно готовил штурм Берлина, чтобы честь взятия немецкой столицы принадлежала фронту, который он возглавлял.

Указом Сердюкова рассекречены лишь некоторые документы, связанные с Великой Отечественной войной, а значит, сохраняется пространство для пропагандистских мифов, которые все более востребованы на политической арене отнюдь не пророссийскими силами. Как бороться с этими мифами?

Недавно глава МЧС Сергей Шойгу выдвинул инициативу ввести в России закон об уголовной ответственности за отрицание победы СССР во Второй мировой войне. По результатам соцопросов, эту инициативу одобряют с разной степенью уверенности 70% населения страны – эти данные сообщила директор по коммуникациям ВЦИОМ Ольга Каменчук. Но даст ли такая мера желаемые результаты? Любой запрет только подогревает интерес к пропагандистам «другой войны». Более эффективной была бы продуманная и аргументированная, реалистическая и уже потому правдивая позиция как добросовестных историков, так и властей России.

Комментарии


Символов осталось: