Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  В мире


01.09.2009   Полуправда уходит в историю?

70 лет назад в Москве был подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. Этой дате в прессе и электронных СМИ было посвящено множество публикаций. Предлагаем читателям Ракурса статью из газеты «Вечерняя Москва».

 

За последние годы, пожалуй, не было другого такого документа, который возбуждал бы столько сильных, иногда бьющих через край эмоций. Пакт оказался воистину документом с непредсказуемым прошлым. Изначально трактовка, преподносимая советским людям в школьных учебниках, сводилась к нескольким лапидарным фразам. Советское правительство, дескать, стремясь выиграть время перед лицом неизбежности войны с немецкими агрессорами, готовившимися проглотить большую часть Европы, пошло на вынужденный дипломатический шаг – заключило договор о ненападении с фашистской Германией. Вот только документ этот оказался попран вероломным агрессором, напавшим на мирно спавшие города СССР без объявления войны. Ни слова о фактически санкционированном этим пактом вступлении советских войск в регионы, которые традиционно именовались Западной Украиной и Белоруссией. Речь шла исключительно о восстановлении исторической справедливости воссоединения братских народов. К слову, тогда вступавшие на земли бывшей Российской империи войска СССР действительно встречали с цветами; почему эти симпатии вскоре растаяли – другой вопрос.

 

Чехарда конъюнктурных трактовок

 

Крайности, как известно, сходятся. А потому в перестройку и началась самая настоящая вакханалия разоблачений. Публике демонстрировали географические карты с автографами вождей, трясли плохо скопированными листками якобы секретных приложений. Забавно другое. От односторонней трактовки деяний Сталина и его клики отошли. Но о «заслугах» в развязывании войны властей Польши или союзников фашистской Германии – Венгрии, Румынии и Болгарии по-прежнему говорить было не принято. Эти страны проходили под рубрикой «жертв большевизма и коммунизма». И анализировать их политику в этот непростой для Европы период считалось откровенно неполиткорректно.

Расцвета такая трактовка достигла в «трудах» Суворова-Резуна, который без затей объявил Сталина той силой, которая Вторую мировую и развязала. Логика его простая и гладкая, как спина у ежика: дескать, подписав известный пакт, «дядя Джо» окончательно развязал руки миляге Гитлеру, который понял, что Советы не только не станут препятствовать его захвату Польши, но и сами кое-что от Речи Посполитой отчекрыжат. Ну а затем войну Гитлеру объявили французы с англичанами. И все закрутилось в кровавом вихре. К тому же, утверждает адепт такой трактовки, прежде Гитлер не мог напасть на СССР, поскольку у Германии не было общей границы с Советами, а после 1939 года такая граница появилась. А потому Сталин сам привел врага к себе в дом. Но вот незадача! Как известно, у Германии с Францией общая граница была исторически, но немцы предпочли напасть на французов через Бельгию.

Так что и такой аргумент Резуна мимо. Пограничные столбы – не самый необходимый ориентир для атаки.

И вновь полуправда. Словно не было Мюнхена с разделом Чехии, в котором, к слову, активно поучаствовали не только гитлеровская Германия, но и Польша. Не было странных гарантий безопасности Варшаве, данных Великобританией и Францией, которые продолжали болеть за вступивших в войну своих подопечных, попивая кофий за линией Мажино. Может быть, именно твердый расчет на бездействие Парижа с Лондоном и развязал окончательно руки Адольфу?

 

Польско-германский пакт

 

Понятно, что в тот переломный момент в Москве надеялись, что империалисты перегрызут друг дружке глотки, а в Париже и Лондоне лелеяли мечту, что после Польши, которой не жалко, немцы двинутся дальше на восток. Подобными соображениями, видимо, и руководствовались в Кремле, когда подписывали буквально за один день составленный документ. Но на том этапе Гитлер, опасавшийся, как всякий немецкий стратег, войны на два фронта, всех переиграл. Решив, что разобьет и тех и других поодиночке. К тому же на дальневосточных границах Союза нависала Япония. И было неясно, кто реально столкнется со вторым фронтом.

Но вернемся к тому историческому контексту, в котором Кремль пошел на соглашение с Гитлером. Есть факты, хорошо известные историкам, но которые у нас особо не афишировались. Не афишировались по многим причинам, включая и желание успешнее отряхнуть прах сталинизма с наших ног.

За пять лет до описываемых событий был заключен другой пакт фактически о ненападении между Германией и… Польшей. Аналогия между двумя пактами, заключенными Германией, напрашивается сама по себе. Ободрял ли такой документ Гитлера? Без сомнения. Спустя еще четыре года случился Мюнхенский сговор, в реализации которого у Варшавы была особая роль.

Поляки, считавшие Чехию «искусственным государством», двинули войска к ее границам под любимым предлогом защиты польского населения соседней страны. Такой же предлог Гитлер позже использует и в отношении самой Польши, только речь уже будет идти о немцах на польских землях. Одновременно наследники Пилсудского запретили нашим войскам прийти на помощь чехам и пригрозили сбивать наши самолеты, если те попробуют перелететь через польскую территорию.

Конечно, в Варшаве могли опасаться Сталина, потребовавшего слишком широких коридоров для прохождения войск Красной армии, но сама категоричность отказа свидетельствовала о том, что в Варшаве разгорелись нешуточные территориальные аппетиты.

Есть основания полагать, что оголтелые наследники Пилсудского всерьез рассматривали тогда возможность совместно с нарождающимся гитлеризмом отторжения от Советского Союза части территории. «Польша от моря до моря» и «До Смоленска польская земля» – лозунги, которые звучат в Варшаве до сих пор. Ясно, что Польша в тот момент готова была сотрудничать с любыми антисоветскими, а фактически антироссийскими силами. Будь то Румыния или Германия. Видимо, паны слишком невнимательно читали «Майн кампф», а потому тешили себя слишком опасными иллюзиями.

 

Ставка на крокодила

 

Собственно, можно поспорить и о якобы незаконности отторжения части польских земель в 1939 году. Можно поговорить об условности линии Керзона, ставшей границей Польши и советской России, после нападения Пилсудского на Киев и ответного не слишком удачного наступления Красной армии на Варшаву. Характерно, что среди территорий, присоединенных к СССР в 1939 году, были и куски, захваченные поляками у Чехии. Поэтому кто у кого дубинку украл – это еще очень большой вопрос.

А ведь еще в середине тридцатых можно было притормозить Гитлера. Но все в Европе предпочитали политику умиротворения агрессора, и, как справедливо писал Черчилль: политика умиротворения сродни общению с крокодилом в надежде, что он тебя съест последним. Гитлера рассматривали как ледокол, способный снести Советский Союз. И скармливали ему все слабое, что он мог проглотить.

…Историю пишут победители. А потому в конце восьмидесятых и в девяностые годы советская полуправда тонула в полуправде импортируемой. Но и сейчас в разделенной Европе каждый склонен видеть в том пакте то, что выгодно в настоящий момент. А потому вспоминается известный афоризм.

Что скажет история? Как всегда солжет!

Печатается с сокращениями

Комментарии


Символов осталось: