Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  В мире


11.01.2010   Есть России куда расти и что делать

Лучшее лекарство от застоя — это, как известно, путешествия. Вволю налюбовавшись латвийской действительностью, мы с приятелем решили съездить в Россию, попытать трудового счастья там. Так как без машины он не может сделать и шагу, пришлось поехать на ней, хотя сезон не сулил благоприятной погоды. Из всех городов нашей матушки–родины выбрали Сочи, рассудив предметно, что работу, учитывая всеобщий кризис и грядущую зимнюю олимпиаду, можно найти только там.

 

Оседлав достойную «Тойоту», мы выбрали маршрут через Псковское шоссе. Как всегда недолго постояли перед эстонским шлагбаумом, чуть задержались перед российским. Это чуть вылилось в каких–то два с половиной часа светлого времени, что не очень–то хорошо для дальней дороги. Очередь стабильно создали бензинники с эстонскими и латвийскими номерами, кому и ехать–то не сильно хотелось, но, видимо, заработать каких–то денег без помощи России–матушки не получается ни у кого из живущих в приграничной полосе. Мы же сделали круг, чтобы избежать перехода Терехово, до которого и добираться медленнее и стоять дольше.

В конце концов было избрано смоленское направление, и мы продолжили поездку. Дорога не так чтобы особенно плохая, но типично российская — в общем, не автобан, но начала цивилизовываться. Стали появляться приличные кафе с нормальными ценами, водой и прочими удобствами. Обед там стоит на наши деньги 2,5 лата, и качество вполне приличное. Первая ночевка в Смоленске, там у товарища есть родственники. Далее можно ехать напрямую на юг, а можно на Москву. Мы выбрали последнее. Во–первых, трасса Минск–Москва лучшая в России, а во вторых, из Москвы идет трасса «Дон», которая по российским меркам тоже хороша. Тут мы руководствовались принципом — короткая дорога не всегда самая быстрая. Явный минус — пробка на Московской окружной дороге и километров 200 лишней езды, а плюс — целая ходовая и менее напряженная езда.

 

Юг начинается с Ростова

 

Трасса «Дон», кстати, строится в разных местах. Темпы, прямо скажем, не стахановские, но местами дорога уже достаточно комфортная. На ней я на себе почувствовал географические особенности страны. Так, начиная с Воронежа уже теплеет, а с Ростова начинается юг. Вдоль дороги кое–где объявляются торговые ряды. Там же кафе, и даже предлагают ночлег. Много азербайджанских кафе, и цены на начлег божеские — 10 латов на двоих за номер со всеми или частичными удобствами. Все лучше, чем жить в машине. С какими–то бандитскими проявлениями ни по дороге туда, ни по дороге обратно не повстречались. Вероятно, как явление это уже отошло в прошлое.

По дороге частники предлагают всяческие товары. По их ассортименту можно судить, что производится в данной местности. То все продают сгущенку, то игрушки, то пряники. Правда, здесь цены на удивление высокие. Ничего, что бы стоило существенно дешевле, чем у нас. Хотя продают без всяких чеков и кассовых аппаратов. Продавцы уверяют, что приобретают это на местных заводах и цены там именно такие. Так ли это, кто ж знает.

Заправок на дороге достаточно, а цены очень разные. Мы заправлялись по–дорогому — нормально работающий мотор, пусть даже на дорогой солярке, лучше, чем ремонт заглохшего, дешевле выходит. Хотя цена солярки на наши деньги — 33 сантима за литр — тоже выглядела не устрашающе. В России на заправках сначала платят, потом заправляются, видать, и эта цена кому–то не нравится, привередничают.

До Воронежа поля выглядят достаточно уныло, а вот после Воронежа радуют глаз. Все распахано и кое–где явно засеяно озимыми. Где же еще сеять, как не там. На удивление мало лесов. Можно сказать, их нет. Я думал, что западная часть России лесистая, оказалось, нет. Все южнее Москвы — лесостепь, а знатоки говорят, если ехать в сторону Волгограда, то степь чистая. Так что леса — это примета севера.

 

Красивый, но утомительный серпантин

 

Наконец мы добрались до Джубги. Это последний населенный пункт с северной стороны гор. Далее можно поехать налево в Новороссийск, а можно и направо — в Сочи. Олимпийские объекты находятся в Сочи, и мы поехали туда. Вообще, чтобы разгрузить единственную дорогу по побережью, соединяющую Новороссийск и Адлер и далее идущую в Абхазию, запланировано строительство дороги Джубга — Абхазия по эту сторону гор. Вот тут действительно развернется масштабное строительство. Автобан, идущий по горной местности, — это дело не одного года. Если найдут деньги под данную стройку, то работы надолго найдется всему свободному населению юга России. Думаю, еще и привлекать со стороны будут. Но пока строительство не начато.

Сама дорога по серпантину красива, но медленна и утомительна. А учитывая, что весь грузовой транспорт тащится именно по ней, большого удовольствия не испытываешь. Но другой дороги там нет, что крайне непривычно для человека, выросшего на равнинной местности. У нас к населенному пункту можно подъехать с десятка сторон. Там же один въезд и один выезд, и так на протяжении двухсот километров.

Как местную достопримечательность можно отметить торговлю орехами, виноградом и мандаринами у дороги вблизи населенных пунктов. Но стоят они дороже магазинных. Чем руководствуются местные торговцы — тайна, покрытая мраком, но фрукты эти в магазинах Москвы и Риги стоят дешевле, хотя выращивают их на здешних полях. Предположу, что продают все же не свое. Мы разговаривали с двумя продавцами, они сказали, что продукты покупают мелким оптом у более крупных торговцев, приезжающих со стороны Абхазии утром. Там на границе есть оптовый рынок в селе Веселое, где действительно цены, что называется, южные. Может, что–то везут и из Абхазии напрямую, так как в Абхазии вообще нет своего рынка сбыта, только российский курортный. Свои же продукты жители российской части Кавказа выращивают для себя на собственных огородах, и они, вероятно, в продажу не идут.

 

Курорты, промзона, капуста…

 

Все населенные пункты по берегу Черного моря живут за счет курортов. Есть и сейчас большие ведомственные санатории, работающие до ноября, а некоторые и круглогодично. Хотя при умелом хозяйствовании «туристооборот» можно бы и утроить. Причина неполного использования возможностей курорта, я думаю, в его сильной децентрализации. Аэрофлот и РЖД пытаются урвать свое, перевозя пассажиров по максимальной стоимости. Гостиницы и пансионаты тоже держат цены на уровне. Общепит, находящийся в частных руках, за пять месяцев работы хочет заработать годовую прибыль. В результате отдых на Черном море в Сочи обходится дороже, чем аналогичный и лучшего качества в Турции. Если бы в Сочи был крупный туроператор, замкнувший цепочку — отдых, доставка, общепит, курорт стал бы мирового значения, условия позволяют. Хотя и на такой, как есть, в год приезжают три миллиона человек, что не так уж и мало.

Еще одно хорошее качество большого Сочи и других городов поборежья — спокойная обстановка. Хоть население по внешнему виду кавказское, какой бы то ни было агрессивности мы не почувствовали. Может, потому, что Сочи как место будущей олимпиады плотно опекают спецслужбы, а может, потому, что там, как оказалось, достаточно большой процент населения составляют армяне, нация в общем–то торговая. Они как владельцы большой части жилого фонда держат рынок аренды жилья, общепит и перевозки маршрутными такси. В этих краях они поселились после того, как турки сильно попрессовали их в Армении, и вполне дружелюбно относятся к русским. Да в общем–то и русские там тоже не коренные. Встретить здесь человека, дед которого был бы родом из этих мест, затруднительно.

Удивительно, но на этом курортном берегу есть и промзоны. Не знаю, чем они там занимаются, но мы видели чисто заводские заборы, и разъезжает соответствующая техника. Вероятно, если не производить что–то на месте, пришлось бы везти по серпантину абсолютно все, что, понятно, крайне неудобно и невыгодно.

Я сильно удивился, когда в Адлере наткнулся на длиннющее капустное поле в пятидесяти метрах от моря. А идя вдоль берега, можно наткнуться на промысловые лодки какого–то местного рыболовного хозяйства, что несколько странно для курортной зоны.

 

Но — к делу

 

Стало быть, о работе. В принципе, работать там можно, и организационно это не сложно. От тебя требуется местная регистрация — гражданам России ее достаточно и разрешение на работу — его делают местные фирмы за 20–30 латов. Разрешение требуется негражданам. Как уж там оно согласуется с квотами на миграцию, не знаю, но фирмы уверяют, что разрешение не поддельное. Все делается довольно быстро, но главное, чтобы нашелся работодатель. Вот его, к сожалению, мы не нашли. Объехав олимпийские объекты, а они в основном находятся в Красной Поляне, что в тридцати километрах от Адлера, мы поняли, что строятся в основном дороги. Даже скорей не строятся , а ведется подготовка к строительству. Побеседовав на месте с людьми, поняли, что есть установка на привлечение исключительно россиян. Люди туда прибывают из Москвы, Калининграда, Ставрополья. Туда же подтягивается техника крупных дорожно— и мостостроительных фирм. На олимпийских стройках нет даже таджиков, которые есть везде. Администрация уверяет, что им рабочая сила не нужна. Хотя, мягко говоря, лукавят. Согласно сведениям, почерпнутым из Интернета, там объявлялся конкурс на замещение рабочих должностей. Так на десять тысяч рабочих мест нашлось две с половиной тысячи претендентов. Так что привлечение рабсилы из других местностей дело только времени.

В том же селе Веселом ведется строительство котеджного поселка для людей, чьи земли отчуждены под олимпийские объекты. Там соглашались принять нас, но узнав, что есть и какие–то латвийские неграждане, сказали, что иностранцев не берут. Хотя кое–где нашим все же вклиниться удалось. Так мы были в порту Сочи–Имеретинский. Там нам сказали, что латвийцы строят у них мол. Мы не сильны в этом виде строек, поэтому разыскивать земляков не стали. Кстати, треть того мола смыло недавним штормом, вероятно, и наши там натерпелись, но достоверной информации у нас нет.

Можно было работать дикарями, то есть дать частную рекламу и ремонтировать что–то неофициально в частном секторе. Так, кстати, работают многие ставропольцы, которые на зиму приезжают на такие подработки. Тысячу долларов в месяц захалтурить можно, если не кинут. Но мы не специалисты по отделке, к тому же надо учитывать стоимость проживания здесь. Зимой, конечно, аренда жилья падает в разы, но ведь и есть что–то надо. Согласным так работать надо закладывать 3 лата в день на жилье и минимум 50 латов в месяц на питание. Цены вполне сравнимы с нашими. Зимой, кстати, снижается стоимость и на железнодорожные билеты, и на самолет.

В общем, распрощавшись с нашим арендодателем Рудиком, мы уехали домой. По дороге несколько раз нас останавливали гаишники, и мы полюбовно договаривались о 100 рублях (1,5 лата) откупных. По справедливости сказать, все наказания были заслужены, а на такую сумму удавалось договориться потому, что иностранцы не боятся угрозы лишить прав. В этом случае наши едут домой и просто заявляют, что потеряли права. Права восстанавливают за десятку. В результате гаишники остались бы без навара, а так все довольны.

Еще раз поразился размерам России. Трое суток ехать с севера на юг, на восток расстояние еще больше. А в Латвии пересечешь границу и через три часа уже в Риге, а тут — бесконечные просторы. Засели хоть сто миллионов китайцев, все равно тесно не будет. Однозначно, России есть куда расти и что делать.

Комментарии


Символов осталось: