Главная страница  -  Разное  -  Различия в правах граждан и неграждан


02.03.2009   Вопрос фракции ЗаПЧЕЛ И. Годманису «О последствиях решения ЕСПЧ по делу Натальи Андреевой»

 

Начиная с 18 февраля, когда Большая палата Европейского суда по правам человека вынесла разгромный для Латвии приговор по делу пенсионерки – негражданки Андреевой, в правительственных кругах и в Сейме царит паническое настроение. Кунги уже понимают, что приговор будет стоить очень дорого, но еще избегают всяческих публичных оценок.

ЗаПЧЕЛ, напротив, уже разобрался с приговором  и послал пока еще действующему премьеру вопрос, подписанный автором жалобы в суд Владимиром Бузаевым и другими депутатами от ЗаПЧЕЛ. Мы публикуем его полный текст.

 

 

Премьер-министру ЛР Ивару Годманису

26 февраля 2009 г.

 

Депутатский вопрос

 

О последствиях решения ЕСПЧ по делу Натальи Андреевой

 

18 февраля 2009 года Большая палата Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) объявила решение по делу № 55707/00, в котором признала, что в отношении подательницы иска Натальи Андреевой нарушена статья первая Первого протокола Европейской Конвенции по защите основных прав и свобод, которая определяет права на имущество, в связи со статьей 14 Конвенции, которая запрещает дискриминацию. Единогласно признано нарушение 1 пункта статьи 6 Конвенции, который определяет право на справедливый суд.

Вышеупомянутое решение ЕСПЧ имеет не только частное, но и общественное значение.  В части решения ECПЧ, касающейся нарушения статьи 14 Конвенции (п.п. 81-92 решения), ECПЧ никак не использует индивидуальные особенности случая заявительницы: дата обращения за пенсией, фактическая работа в Латвии в спорные периоды (пункт 85 решения), местонахождение ее головного предприятия на конкретных территориях СССР, характер труда заявительницы, длительность спорных периодов по сравнению с зачтенными периодами и т. д.

ЕСПЧ считает (пункт 87 решения), что «В рамках данного дела не оспаривается то, что для гражданина Латвии, находящегося в том же положении, что и истица, работавшем на том же самом предприятии в тот же самый период, был бы обеспечен учет пенсионного стажа за спорный период. Кроме того, стороны согласны, что если истица в порядке натурализации стала бы гражданкой Латвии, она автоматически получила бы пенсию за весь накопленный за жизнь рабочий стаж. Поэтому гражданство здесь служит в качестве единственного критерия оспариваемого различия. Суд счел, что должны существовать очень серьезные причины, чтобы признать основанное на гражданстве различие соответствующим требованиям Конвенции».

Далее ЕСПЧ отмечает (пункт 88 приговора), что «во-первых, не указано и не утверждается, что истица не отвечает требованиям других нормативных актов, которые ей дают право на пенсию в отношении всего ее рабочего стажа. Поэтому она объективно находилась в схожей ситуацией с лицами, у которых была такая же профессия, но которые после 1991 года были признаны гражданами Латвии. Во-вторых, здесь нет доказательств тому, что в советское время существовал различный подход в пенсионном вопросе по отношению к гражданам бывшего СССР; в действительности, правительство никоим образом не оспаривало утверждение истицы, что советский социальный налог платился и администрировался для всех работающих лиц одинаково, несмотря на страну происхождения и место рождения... В-третьих, суд принял во внимание, что в данный момент истица не является гражданкой ни одного государства. У нее статус «постоянного жителя негражданина Латвии», и Латвия – единственное государство, с которым у нее какие-либо постоянные правовые связи, и следовательно, объективно единственное государство, которое может взять на себя ответственность за нее в отношении вопросов социального обеспечения».

К тому же ЕСПЧ (90 пункт решения) отмечает, что «Суд полностью осознает значение подобных [международных] соглашений при решении проблем   вытекающих из данного дела. Тем не менее, суд повторяет, что, ратифицируя Конвенцию, страна-ответчик берется обеспечить соответствующие права и свободы «любому находящемуся в ее юрисдикции лицу». В связи с этим, в данном конкретном деле Латвийское государство не может быть освобождено от ответственности за исполнение 14 статьи Конвенции на том основании, что оно связано или не связано соответствующими международными соглашениями в области социального обеспечения», а также отвергает (в 91 пункте решения) аргументы правительства о необходимости натурализации для получения полной пенсии.

Эти аргументы, без каких-либо исключений, применимы к любому негражданину Латвии, чьи трудовые или приравненные к ним периоды в соответствии с п.1 Переходных правил закона о государственных пенсиях не засчитываются при начислении пенсии в том случае, если аналогичные периоды засчитываются гражданину ЛР.  Более того, каждый негражданин, которого коснулись эти ограничения, является жертвой нарушения Конвенции с момента обращения за пенсией, если этот момент наступил после вступления в силу Конвенции на территории Латвии (27.06.1997).

ECT принял свой приговор в такой расширенной формулировке осознанно, имея полное представление о количестве неграждан, в отношении которых Конвенция нарушена, и о нагрузке на бюджет страны для возмещения нарушения.

Из вышеизложенного следует, что для ликвидации нарушения Конвенции следует незамедлительно предпринять следующие меры:

1) внести необходимые изменения в п.1. Переходных положений закона о государственных пенсиях и произвести перерасчет текущего размера пенсии для всех неграждан, уже ставших жертвами нарушений, специально известив их об этом;

            2) установить порядок выплаты им компенсации за период с момента начала нарушения Конвенции и до периода выполнения перерасчета (принимая во внимание, например, практику исполнения решения Конституционного суда ЛР от 06.04.2005., которому была придана обратная сила).

 

Просим Вас ответить на следующий вопрос:

 

Когда и каким образом, по-Вашему, правительство могло бы осуществить вышеупомянутые меры?

Комментарии


Символов осталось: