Главная страница  -  Наш депутат


15.09.2017   Евродневник Татьяны Жданок №94

Здравствуйте, сегодня четверг, 14 сентября.
Только что завершилась первая после летнего перерыва сессия Европейского парламента. Отпуск был небольшой – последняя неделя июля и три недели августа. Конечно, эта сессия была объемная, потому что накопилось много вопросов. Один из них занял очень много времени для голосования, так как возник конфликт при его разработке. Я с этого и начну, потому что я тоже была вовлечена в работу над этим документом. По поручению своей группы отвечала за прохождение его в Комитете по занятости и социальным вопросам, а также в Комитете по петициям. Вопрос готовился сразу несколькими комитетами. Но всегда один из них считается ответственным. Назывался вопрос очень интересно – «Акт о доступности». Речь шла о доступности товаров и различных услуг.
 
Был спор – доступности для кого? Основная группа, кого это должно касаться, - люди с ограниченными функциональными возможностями. Такая формулировка включает как инвалидов, так и людей, временно имеющих ограничения в функциональных возможностях (люди, сломавшие руку или ногу, мамочки с колясками, просто пожилые люди). Вокруг самого определения тоже была борьба. Она проходила с одной стороны между ответственным комитетом – Комитетом по торговле, с другой стороны Комитетом по петициям, Комитетом по транспорту, Комитетом по культуре. Все вместе мы работали над предложением Европейской комиссии разработать директиву, обязывающую создавать такие продукты, которыми могли бы пользоваться люди с ограниченными возможностями.
 
Конфликт возник потому, что те предложения, которые разработали Комитеты, защищающие права инвалидов, столкнулись с интересами лоббистов. Не секрет, что многие выходили на докладчика (а докладчик тоже представлял группу либералов), а их позиция – «бизнес превыше всего, права бизнесменов превыше всего». В результате тот текст, что подготовил их Комитет по торговле, не учитывал замечания, позиции, предложенные целым рядом комитетов. В том числе нашего Комитета по занятости. Поэтому наша группа «зеленых» приняла решение выделить основные пункты для голосования. И если они не проходят в окончательном голосовании, то не поддерживать доклад.  Было предложено очень много поправок для того, чтобы все-таки учесть позиции комитетов. Во-первых, это расширение списка тех, к кому относятся эти требования, то есть, не просто формулировка – для инвалидов, а именно лица с ограниченными возможностями. Это более широкое определение, ведь при 500 миллионов населения 80 миллионов – инвалиды. А если брать еще людей со временными ограниченными возможностями, то их тогда раза в два будет больше. Естественно, их потребности должны быть учтены при создании каких-либо продуктов. Начиная, например, от денежных или билетных автоматов, до смартфонов, приспособленных для глухонемых или слабовидящих. И наша формулировка, кстати, прошла.
 
Второе – включение в число этих продуктов инфраструктурных элементов. Например, билетный автомат может быть доступен, но к нему еще надо добраться.
И наконец предложение по тем предприятиям, к которым относится эта директива. Это нам тоже удалось включить, но мы проиграли голосование. Это как раз была работа лоббистов – попытаться исключить значительную долю предприятий на основании того, что им, якобы, не по карману будет удовлетворять требования доступности их продукта для широкого круга населения. Наши возражения заключались в том, что если мы исключаем малые предприятия, то мы исключаем в целом 80 процентов продуктов. Поскольку именно столько процентов продуктов производятся малыми предприятиями. А для того, чтобы эти продукты были доступны, нужна помощь государства. Это уже вопрос социальной политики государства.
 
К сожалению, лоббисты оказались в выигрыше. И в окончательном тексте малые предприятия были исключены. Но это текст парламента для переговоров. Эта директива по правилам будет разрабатываться совместно с Советом, где будут представители всех государств. Так что предстоит еще достаточно большая война вокруг окончательного текста директивы. Разговор о лоббистах и их влиянии на принятие законодательных документов шел не только вокруг директивы доступности продуктов, но и документа, подготовленного депутатом нашей группы «зеленых» Свеном Гигельдом. Называется он «Прозрачность и понятность работы Европейских институций». В основном здесь речь шла о том, чтобы весь ход принятия решений был прозрачен, чтобы было понятно, какие аргументы лежали в основе тех или иных подходов, чтобы встречи ответственных и теневых докладчиков, комиссаров еврокомиссий с лоббистами были прозрачными, чтобы по всем этим встречам публиковались отчеты, а сами лоббисты были зарегистрированы как лоббисты. Такой регистр есть в Европейском парламенте. По голосованию прошли более жесткие требования, поэтому теперь все те, от кого зависит принятие окончательных решений, будут подвержены более жесткому контролю, они должны будут отчитываться с кем встречаются и для каких целей.
 
Еще один документ был спорным. Во вторник был предложен для голосования документ, который очень сильно разделил депутатов. Это присоединение Европейского Союза к Конвенции Совета Европы по предотвращению насилия против женщины и домашнего насилия в целом. Это, конечно, очень важная сфера работы. Поэтому работал над этим документом не только Комитет по гражданским правам, юстиции и внутренним делам, но и Комитет по правам женщин. Речь шла о Конвенции Совета Европы. Если европейский Союз – это 28 стран, то Совет Европы – это 46 стран. Вопрос возникает в определении – нужно ли в целом присоединяться Евросоюзу к этой Конвенции. Моя точка зрения – нет! Потому что очень разные ситуации в разных странах, разные подходы. В этом тексте говорилось и о правах женщин, принадлежащих к сексуальным меньшинствам, и о необходимости сексуального образования для детей. А мы знаем, что многие православные семьи, живущие, например, в Германии, протестуют против того, чтобы такие уроки начинались буквально с первых классов. Известен случай, когда был подвергнут штрафу, а потом даже арестован отец, который не позволил своей дочери посещать такие уроки.
 
Я считаю, что Стамбульскую конвенцию обсуждать и присоединяться к ней, делать оговорки к каким статьям не присоединяться, должно каждое государство. Невозможно навязать общий подход на уровне европейского Союза, включая ту же Германию или католическую Польшу, Литву или православную Румынию и Болгарию, а также нашу Латвию, где тоже в Конституции записано, что брак может быть только между мужчиной и женщиной. Я не голосовала по этой резолюции, а латвийская делегация сильно разделилась. Три депутата голосовали против, причем, из разных групп – Зиле, Григуле и Мамыкин. Двое поддержали – Каре и Калниете. Двое воздержались – Пабрикс и Вайдере.  Но большинство приняло эту резолюцию, поскольку ее готовила депутат из крупнейшей фракции Караза Биль, депутат от Швеции.
 
Коротко назову некоторые другие темы докладов, которые голосовались. Например, Норвегия, которая не является членом ЕС, но является членом Европейского Экономического Союза, подверглась критики, касающейся охоты за китами. Очень жесткая критика была подготовлена Комитетом по рыболовству и по охране окружающей среды.
 
Комитет по гражданским правам, занятости и внутренним делам подготовил тоже очень интересный документ об унификации видов на жительство в Европейском Союзе для граждан третьих стран. Уже речь идет об унификации водительских прав. То есть, должны быть одного типа документы у тех, кто въезжает в страну их третьих стран на долгое проживание. Это не виза.
 
Несколько вопросов были связаны с проблемой оборонного характера и безопасности. Комитет по безопасности существует как подкомитет в Комитете по иностранным делам. Именно этот Комитет очень любит заниматься проблемами по правам человека в других странах, забывая о том, что у самих далеко не все в порядке с этим. По этой теме было несколько докладов по таким странам, как Камбоджа, Габона, Лаос. Был также подготовлен конкретный доклад, по которому также не было единого мнения. Это доклад об отношениях Европейского Союза с Латинской Америкой. Поскольку прошли тексты, голословно обвиняющие Венесуэлу, было предложено принять санкции против Венесуэлы. Мы знаем, что в этой стране события разворачиваются подозрительно похожие на сценарии «цветных революций», на сценарий Майдана. На улицах возникает оппозиция против президента, против президентской политики, левой, социальной, направленной на защиту беднейших слоев населения. Используются трудности, связанные с падением цен на нефть, гораздо большие трудности, чем даже у России. Все это, конечно, приводит к определенным проблемам бюджета, проблемам поддержки малообеспеченных слоев населения. Тем не менее правительство пытается такую поддержку оказывать в рамках своих возможностей. Но недовольных много, и все они выведены на улицы, идут столкновения. Я категорически не поддерживаю этот прием, который использовался против Кубы в Латинской Америке, который используется сейчас против России и который сейчас пытаются использовать против Венесуэлы. Поэтому я голосовала против этой резолюции. Всего 96 депутатов проголосовали против, 56 воздержались, но большинство поддержали эту резолюцию.
 
Интересные споры возникли вокруг вопроса стоит ли ЕС осуществлять операции с использованием вооруженных сил в третьих странах. Здесь столкнулись две точки зрения. Речь шла о том, чтобы Европейский Союз начал переговоры по общему совместному инструменту по установлению мира и стабильности, по каким-то миротворческим операциям, в первую очередь, в африканских странах. И здесь наша группа «зеленых», с которой по этому вопросу я полностью согласна, выразила большую озабоченность по поводу того, что такие военные интервенции якобы по поддержанию мира могут носить тенденциозный характер. Как мы это неоднократно видели – скрытую цель свержения неугодного правительства, установление других режимов и в итоге большего хаоса. Наши возражения основывались еще и на возражениях юристов Европейского парламента, утверждающих, что по договору это не может быть компетенцией Европейского Союза. Наша задача – это акции, направленные на развитие в третьих странах. В этот спор между двумя позициями вмешалась Федерика Могерини. Хотя был вопрос, а имеет ли она какое-то право влиять на решение депутатов, прозвучала обоснованная критика. Она стала объяснять, мол, никаких противоречий тут нет, что это связано со стремлением помощи этим третьим странам. Большинством голосов было поддержано это вхождение на переговоры. Посмотрим, каким образом Европейский Союз будет вовлечен в такие международные ассоциации. Мы выступали и голосовали против этого.
 
Мы также не поддержали некоторые позиции в докладе об экспорте вооружений. Этот доклад подготовила депутат из нашей группы, и с помощью поправок пытались внести тексты ослабляли бы предложения этой резолюции. Но к счастью они не прошли. А главное предложение – создание специального офиса в рамках офиса комиссара по внешней политики ЕС, который бы осуществлял надзор над тем, что происходит в сфере экспорта вооружений, чтобы такой экспорт вооружений был ограничен и не был возможен со стороны европейских фирм.     Проблема того, что происходит в третьих странах рассматривалась с еще одной позиции. Еще один очень странный, честно скажу, доклад был подготовлен. Он был подготовлен одним из тех депутатов, кто входит в группу главных русофобских, антироссийских ястребов. Это депутат из Литвы, господин Аустревичус. Он озаботился вопросами коррупции и прав человека в третьих страна и подготовил соответствующий доклад в рамках Комитета по иностранным делам. Никаких реальных инструментов войны с этой коррупцией или противодействий нарушениям прав человека не было предложено. Просто благие пожелания. Не были даже названы страны, все в общем, в стиле резолюций Комитета по иностранным делам, которому, видимо, нечем заняться. Вместо того, чтобы улучшить ситуацию внутри Европейского Союза, они бросают свой взгляд на весь остальной мир и пытаются его учить, как надо жить.
Я всегда категорически выступала против такого подхода, и данную резолюцию я тоже не поддержала. Красной линией для меня была в этой резолюции наличие упоминание России. Известно, что по всем рейтингам Украина занимает первое место по коррупции, тем не менее, эта страна не упоминается в докладе Аустревичуса, а упоминается Россия. И упоминается она в связи с санкциями по делу Магницкого. И это несмотря на то, что уже в самом деле Магницкого было выявлено множество фактов, категорически отвергающих первоначальную версию, которая была преподнесена западному сообществу с помощью господина Браудера. А именно в его фирме работал сам Магницкий и имел достаточно информации о махинациях в этой фирме, во всяком случае достаточно для того, чтобы кто-то захотел с ним рассчитаться. Оппозиционный и очень критичный к властям журналист, автор многих документальных фильмов Андрей Некрасов, раскрыл противоречия в этом деле, когда ему был заказан фильм, пропагандирующий традиционную постановку вопроса о том, что, якобы, российские власти были заинтересованы в смерти Магницкого. Некрасов сделал фильм о том, что эта схема не работает и дело обстоит совершенно иначе. И фильм Некрасова был тут же запрещен к показу как на немецком канале, заказавшем этот фильм, так и в Европейском парламенте, где депутат от Финляндии предложила показать этот фильм. Я его потом увидела на площадке вне Европейского парламента, поскольку Браудер пригрозил парламентариям и журналисту судами, если этот фильм будет показан. По делу Магницкого сегодня уже гораздо больше информации. Но, к сожалению, люди на Западе пребывают в неведение, думают, что первоначально распространенная версия действительно верна и Россию надо за это наказать. И в докладе Аустревичуса было предложено продолжить санкции против России по этому поводу. А как же русофобскому, антироссийскому ястребу не поддержать меры, которые изначально были построены на лжи.  
Я в этом плане оптимистка, я считаю, что правда все равно пробьет себе дорогу и росток пройдет даже через закатанный асфальт. Именно это является мотивом моей политической деятельности. Свое негативное отношение к некоторым докладам в Европейском парламенте я высказываю. В частности, я высказала его и сейчас посредством этого видеообращения.
До свидания.

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: