Главная страница  -  Наши события


10.12.2017   В.Бузаев: Цитадель расизма переместилась из Кейптауна в Ригу

 

На юбилейной конференции ЛКПЧ обсуждали Декларацию ООН о правах нацменьшинств, принятую как раз в момент рождения Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) - 25 лет назад. Текст Декларации - здесь: http://www.un.org/…/decl…/declarations/minority_rights.shtml


Со вступительным словом выступил сопредседатель ЛКЧП Владимир Викторович Бузаев. ниже приводим роностью доклад В.В. Бузаева



Спасибо всем, кто собрался сегодня с нами, чтобы отметить юбилей Декларации ООН о правах нацменьшинств. 
Двадцать пять лет назад мы, в том числе присутствующие здесь Татьяна Жданок и Константин Матвеев, еще депутаты, но уже неграждане, мучительно искали пути защитить наших уже утративших право голоса избирателей в хаосе беззакония. Мы выбрали правовой путь в море бесправия и поучаствовали в создании Латвийского комитета по правам человека.


Декларация была принята в момент, когда центр расизма уверенно переместился из Кейптауна в Ригу. Если бы ее положения воплотились в жизнь, Латвия была бы другой страной, не похожей на нынешние задворки Европы.


Как же воплощаются положения Декларации в реальности?

 

За примерами далеко ходить не надо. Достаточно взять первый абзац первой части статьи 1: государства охраняют существование национальных меньшинств.


В понимании Комментария рабочей группы ООН 2005 года защита существования меньшинств прежде всего предполагает их физическое существование.

 

Страны Балтии являются мировыми лидерами по темпам убывания собственного населения за 25-летний период, но эта катастрофа имеет четкий этнический характер.

 

В промежутках между переписями 1989 и 2011 года, дающими наиболее достоверные данные по этническому составу населения, часть убыли населения страны за счет сокращения численности нацменьшинств составляет для Литвы – 42%, Эстонии – 71%, Латвии – 83%. При этом в Латвии к 2017 году физическая численность меньшинств уменьшилась почти вдвое – на 42%. Доля нацменьшинств в населении этих стран сократилась соответственно на 4, 6 и 10 процентных пунктов. 

В комментарии рабочей группы сказано, что принудительное перемещение населения, целью или результатом которого является вытеснение представителей меньшинств с занимаемой ими территории, представляет собой серьезное нарушение современных международных стандартов. В Латвии же это сокращение официально приветствуется и является составной частью истории успеха.


Рабочая группа считает, что защита существования меньшинств предполагает возможность их продолжительного существования на занимаемых ими территориях и обеспечение постоянного доступа к материальным ресурсам, необходимым для продолжения их существования на этих территориях.

 

В Латвии в 4-х крупнейших городах – Лиепае, Вентспилсе, Юрмале и Елгаве, русскоговорящее большинство стало меньшинством.

 


Что касается материальных ресурсов, то для русских это не рыболовные сети, как для многих других коренных народов в понимании другой юбилейной Декларации ООН 2007 года. Это, прежде всего, крупная промышленность. Именно она, находившаяся тогда преимущественно в собственности трудовых коллективов, постановлением парламента от 24 августа 1991 года была у них отобрана, а потом сознательно уничтожена в течение 2-3 лет. В этот же период к каждой профессии были предъявлены языковые требования, была проведена массовая языковая аттестация, и появилось массовое безгражданство 70% нацменьшинств. Прямые запреты на профессии, ограничения в ведении бизнеса, в получении социальных пособий.


Весь остаток 20-го века нацменьшинства преобладали абсолютно даже среди зарегистрированных безработных.

Исключением явился 1997 год, когда для регистрации безработных нужно было предъявить удостоверение на знание государственного языка.

 

А уровень общей безработицы в 1996 году среди не-латышей составлял 27%, среди латышей – всего 15% от экономически активного населения.


Все эти факторы работают до сих пор, что привело к резкому расхождению в уровне рождаемости и смертности среди нацменьшинств и привилегированного большинства. В 2011 году скорость естественной убыли не-латышей была почти вчетверо выше, чем у латышей. В соседней Эстонии в это время наблюдался даже прирост этнических эстонцев, а у не-эстонцев – убыль раза в полтора быстрее, чем у латышей в соседней стране. 


После такого оптимистического начала ясно, что о несоблюдении других пунктов Декларации можно говорить бесконечно, чем и займутся другие ораторы. Я же остановлюсь лишь на пункте 2.2., гарантирующем меньшинствам право участия, и п. 4.3 – об образовании меньшинств. Причем в контексте сравнительного анализа, обосновывая предположение о том, что Кейптаун следовало перенести именно в Ригу, а не в Вильнюс или Таллинн.


Участие – это прежде всего, право быть избранным. В Латвии в 2012 году таким правом обладало 56%, в Эстонии – 53%, в Литве -100% меньшинств. Но есть один отсутствующий у соседей нюанс – требование знания языка на высшую категорию и соответствующая процедура лишения мандата. В результате у нас среди депутатов самоуправлений представителей меньшинств лишь 10% при 27% среди граждан. Вдобавок в Эстонии лица, не являющиеся гражданами, изначально обладают активным избирательным правом на местных выборах.

 

К тому же в Эстонии ребенок из семьи неграждан с 2015 года автоматически становится гражданином, а у нас в 2017 году Сейм категорически отверг аналогичную инициативу Президента.


Латвия – пионер в части реализации так называемой школьной реформы. Наши 60:40 пропорции языков в средней школе появились в Эстонии пятью годами позже. Латвии этого мало, и в декабре правительством одобрен план полного перевода образования на латышский язык в средней школе, и почти полного – в основной. В Эстонии в тот же год несколько гимназий Таллина и Северо-Востока вернулись к полному обучению на русском с качественным обучением эстонскому, как отдельному предмету. 


В Литве же введение обязательного обучения трех предметов на государственном языке выглядит легким отдыхом по сравнению даже с сегодняшними латвийскими реалиями. Там правда имеется единый с литовскими школьниками экзамен по государственному языку, введенный с 2012 года и в Латвии. Рассекреченная нами раздельная статистика показывает, что для латвийских школьников это просто катастрофа. А в Эстонии суд специально подчеркнул, что введение такого экзамена было бы грубым нарушением принципа равноправия меньшинств. 


Последний штрих – в рамках новой реформы у нас хотят повысить требования знания госязыка для учителей с категории С1 на С2. В Эстонии же такое требование не предъявляют вообще ни к кому, считая, что такой уровень знания языка можно впитать только с молоком матери.
Спасибо! Надеюсь, что другие участники дискуссии поборются со мной за право считать свою страну центром апартеида.


 

Об истории ЛКПЧ можно узнать из первой статьи вот этого сборника:http://www.russkije.lv/…/i…/text/PDF_Files/Buzaev_book_2.pdf



 


 

 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: