Главная страница  -  Партия  -  Съезд партии


03.06.2005   Доклад Т. А. Жданок на II конференции ЗаПЧЕЛ

Уважаемые делегаты и гости конференции!

Дорогие друзья!

 

Год назад мы обратились к вам так: «Приветствуем вас на первой общей конференции обновленного ЗаПЧЕЛ!».

 

Сейчас мы проводим вторую конференцию, но это уже не просто съезд политического объединения, которое всеми силами стремились разрушить, но которое выстояло. Это конференция одной из крупнейших и влиятельнейших политических сил Латвии.

 

Наше новое качество – качество партии общереспубликанского и европейского масштаба - мы приобрели именно в течение года, прошедшего со времени предыдущей конференции. Год был уникален: сразу две избирательные кампании. Кстати, при сохранении нынешней периодичности выборов нас ожидают две кампании теперь уже только в 2014 году, но это будут выборы парламентов Европейского и Латвийского. Сейчас же избирались представительные власти территорий, радикально отличающихся друг от друга масштабом: в одном случае это общая территория 25 европейских государств, в другом – конкретный город (или городок) нашей не самой большой страны. Но если вспомнить тезис из предвыборной программы ЗаПЧЕЛ «из союза национальных государств Евросоюз должен стать федерацией регионов, союзом народов и культур Европы», то смысловая связка нашего программного принципа и реальных событий прошедшего года налицо: мы получили наше сильное представительство в регионах и наших людей в столице Евросоюза, то есть в Брюсселе.

Учитывая при этом, что наша фракция в Сейме и в прошедший период, как и в предыдущий год, явилась лидером по числу и уровню поданных законодательных предложений, по интенсивности использования парламентской трибуны, то вывод получается такой: на сегодняшний момент ЗаПЧЕЛ может и умеет больше и лучше, чем когда-либо в предыдущие годы. Тот факт, что мы до конца остались со своим народом во времена тяжелых испытаний, был оценен по достоинству. Наш народ поддержал нас на выборах, что в свою очередь обеспечило нам определенную базу для политической деятельности на ближайшие годы.

 

Успех на выборах является не единственным свидетельством прогресса ЗаПЧЕЛ как партии. Не менее важный результат – приход в нашу партию множества способных и честных людей. Это произошло не только в Риге и в Даугавпилсе, наших традиционных точках опоры, но и еще в целом ряде больших и малых городов всех четырех латвийских земель. ЗаПЧЕЛ насчитывает сейчас 20 территориальных городских организаций, и 18 из них добились депутатских мандатов в соответствующих самоуправлениях. Всего в ЗаПЧЕЛ сейчас 39 народных представителя: 1 в Европарламенте, 6 в Сейме, 9 в Рижской думе, 8 в думах городов республиканского значения (всех, кроме Вентспилса), 17 в других 12 городах.

 

Такой взрывообразный рост рядов партии ставит перед нами много проблем. Мы обязаны для наших впервые избранных депутатов самоуправлений, для представителей новых региональных организаций наладить систему партийной учебы и настаивать на обязательном участии региональных отделений в принятии общепартийных решений. Нам нужно в полной мере сформировать предусмотренные уставом структуры – комитеты, которыми руководят заместители председателя партии, и привлекать всех членов партии к работе по интересующим их специфическим направлениям: экономика, идеология, образование, массовые акции, внешние связи. Нам предстоит принять решение о формах объединения нашей молодежи – или в рамках  общественной организации (новой или уже существующей), или внутри партии, например, в каких-то из партийных комитетов. Следует отметить, что за прошедший период к нам в партию пришло много молодежи. Еще больше молодых людей работает в штабе защиты русских школ. Так что безосновательны заявления наших оппонентов о том, что молодежь от нас якобы отвернулась.

 

Конечно, в истории ЗаПЧЕЛ за прошедший год были неудачи. Уровень общественной поддержки нашей политической платформы на момент выборов в Европейский Парламент позволял нам рассчитывать на получение до трех депутатских мест. Это могло произойти в случае возвращения в ЗаПЧЕЛ нескольких знаковых политиков из ПНС. Однако они не пришли – может быть, из-за того, что мы не проявили достаточной настойчивости. В результате общие депутатские места были потеряны.

 

К выборам в Рижскую думу мы подошли с высоким рейтингом, и в целом ЗаПЧЕЛ выполнил собственный план представительства в Рижской думе. Но победителями выборов мы не стали, хотя имели для этого все необходимые предпосылки. Парадоксально, но мы оказались заложниками нашего устойчивого рейтинга. Кругом раздавались вздохи: мол, да, пчелы получат хорошее представительство в столице, но с кем они будут составлять коалицию?  Одна из влиятельных газет прямо призывала своих читателей: не отдавайте голоса всей семьи одной партии, распределяйте силы. Мы, со своей стороны, вели себя крайне великодушно, близкие по позициям партии не критиковали, полосы газет собой не заполняли, громких лозунгов не выкрикивали. Не схитрили и в отношении нашего потенциального лидера списка. Мог ведь Юрий Петропавловский до окончания всей процедуры натурализации не так сильно мозолить глаза нашим политическим противникам в ходе массовых акций штаба защиты русских школ. Конечно, со временем, после выигрыша судов, эта временная потеря будет преобразована в успех, как уже не раз случалось в нашей истории. Однако на данный момент недопущение Юрия к рижским выборам объективно ослабило наш кандидатский список.

 

Рассредоточение предпочтений избирателей-нелатышей привело к тому, что их представители в Рижской думе потеряли доступ к власти даже в том минимальной объеме, который присутствовал в предыдущие годы (ситуация блока «Дзимтене» этому утверждению не противоречит, поскольку присасывание к кормушке есть нечто другое, чем власть в смысле влияния на происходящее в интересах избирателя). Следует ли из такого исхода столичных выборов делать вывод о необходимости объединения с другими партиями, ориентирующимися на нелатышского избирателя? Нет, не следует.

 

Наша оценка состояния латвийского общества такова: оно – двухобщинное, и это - на долгие годы. Более того, сейчас русская община так же, как и латышская, социально структурирована, хотя в силу неравноправия общин вес и влияние аналогичных элементов в них несравнимы. А раз так, то структурируются и силы, выражающие политические интересы разных частей общины. Мы становимся второй Бельгией, в которой каждая из общин, фламандско- и франкоязычная, имеют полный спектр политических партий. И у нас такой спектр русских партий уже явно просматривается. Это объективная и в общем положительная тенденция. И нашим избирателям придется учиться разбираться в различиях программ и подходов нескольких русских партий. Но безусловным лидером среди них является и будет являться левоцентристская партия ЗаПЧЕЛ, защищающая права человека и права меньшинств, выступающая за социально ориентированную экономику и здоровую окружающую среду.

 

Наше положение ведущей партии русской общины Латвии, которая, в свою очередь, стала центром консолидации русской диаспоры стран Европейского Союза, обязывает продолжать начатую работу по созданию политического представительства диаспоры. За прошедший год по инициативе ЗаПЧЕЛ прошли две встречи представителей европейских русских партий, общественных организаций, журналистов: в июне прошлого года в Праге и в декабре в Брюсселе. Меньше чем через месяц в Брюсселе состоится третья такая встреча, самая представительная – съедутся представители всех 25 стран-членов ЕС. На встрече будет окончательно утверждена структура будущей корпорации – Европейского русского альянса. Мы видим ее как структуру гибкую, сочетающую индивидуальное участие и членство политических партий, в первую очередь партий трех стран Балтии – ЗаПЧЕЛ, Русской партии Эстонии и Союза русских Литвы. Сотрудничество наших партий имеет уже определенную историю. В этом году мы провели совместные акции, получившие столь широкий резонанс, что власти Эстонии даже отказались разрешить депутату Нарвского городского собрания Геннадию Афанасьеву и Елене Зиолковской выехать на нашу конференцию. Мы выражаем нашим товарищам поддержку и желаем стойкости в отстаивании своей позиции.

 

После моего выступления 11 мая в Европарламенте с критикой резолюции, являющейся по сути ревизией итогов Второй мировой войны, в котором я обратила внимание на опасные последствия для 450000 латвийских и 100000 эстонских неграждан определения послевоенного периода как десятилетий оккупации, ко мне подбежал депутат от Эстонии и гневно потребовал не говорить от имени Эстонии. Я спокойно ответила, что Русская партия Эстонии дала мне полномочия представлять интересы ее сторонников.

 

Принятие резолюции, о которой идет речь, лоббировалось именно прибалтийскими, польскими и некоторыми другими депутатами правого толка. Антироссийские и антирусские настроения – двигатель принятия такого рода документов. Депутат Европарламента от Эстонии, заместитель председателя Комитета по международным делам Томас Ильвес откровенно разболтал свои намерения на страницах газеты “Baltic Times”:  признание последствий оккупации «сделает бессмысленной защиту меньшинств в странах Балтии». Правящие политики Латвии и Эстонии понимают, что для них наступает время держать ответ, почему за 15 лет существования  независимых государств не решена проблема массового безгражданства. Сразу в нескольких проектах документов Европарламента содержатся ссылки на эту проблему: это и резолюция о взаимоотношениях ЕС и России, и доклад о защите меньшинств и политике недискриминации, и

регламент о Кодексе правил пересечения границ Сообщества, и, наконец, продолжение рассмотрения дела Петропавловского в комитете по петициям. Противодействие принятию этих документов огромное.

 

В Евросоюзе очень любят использовать в резолюциях и докладах термин «лакмусовая бумага» (например, в готовящемся докладе о взаимоотношениях ЕС и России этот термин использован дважды – мол, то или иное поведение российских властей в том или другом конкретном случае будут лакмусовой бумагой для проверки их демократичности). Так вот, поведение европейских властей – Еврокомиссии, Евросовета, Европарламента - по проблеме соблюдения прав русских Латвии и Эстонии будет лакмусовой бумагой для проверки их искренности в приверженности принципам демократии и соблюдения прав человека. Для проверки того, придерживаются они или нет пресловутого принципа двойных стандартов.

 

Известна знаменитая шутка, характеризующая такой двойной стандарт. Политик говорит: я ненавижу расистов и не люблю негров. Поведение некоторых депутатов Европарламента строится по сходному принципу. За их высказываниями фоном маячит такой подход: я ненавижу нарушителей прав национальных меньшинств и не люблю русских.

 

Но эти люди, надеюсь, не составляют большинства. Большинству же политиков, считающих себя демократами, придется решать конкретную проблему столкновения неких геополитических и внутриполитических интересов с общеевропейскими принципами недопущения дискриминации. Что победит? Мы увидим это в ближайшее время.

 

Некоторые верят в абсолютную заданность исторических процессов. Моя математическая специальность связана с изучением проблемы влияния случайных возмущений на детерминированные, то есть заданные процессы. Такие возмущения могут существенно изменить траекторию процесса, но при этом, если они изначально не имеют разрушительного для системы характера, всегда приводят к оптимизации изначального процесса. Некоторые скептики считают, что все ходы на великой шахматной доске уже спланированы, и от нас, маленьких людей, ничего не зависит. Нет, зависит. Мы своим требованием соблюдения прав русскоязычного меньшинства стран Балтии встряхиваем эту доску (то есть производим случайные возмущения) – несильно, но настойчиво. И поскольку правда на нашей стороне, победное движение злых королей и ферзей на этой доске будет приостановлено. Я в это верю. Мы победим!

Комментарии


Символов осталось: