Главная страница  -  Партия  -  Выборы в Европарламент  -  2004 год


20.04.2009   ЕС - наш союзник в защите прав неграждан

  

- Многие журналисты посчитали, что это решение – резкое изменение позиции Равноправия. Просто забавно было наблюдать, как участники телепередачи Карлиса Стрейпса «Взгляд со стороны» терялись в догадках, что бы это все могло означать. Между тем мы последовательны во взглядах на ЕС, и наша позиция серьезно обоснована.

Удивляет, что евроскептики появились в среде латвийского истеблишмента лишь недавно, хотя реально влиять на ситуацию можно было лет 8-10 назад. Момент истины наступил в июне 1995 года, когда Латвия стала ассоциированным членом ЕС. Решение было принято еще правительством Латвияс Цельш, утвержденным пятым Сеймом. А когда в октябре 1995 года после новых парламентских выборов не было ясности, попадут ли «путники» в новое правительство, президент Гунтис Улманис совершил еше один шаг для того, чтобы это решение стало необратимым. Он пригласил в свою резиденцию лидеров всех избранных в парламент партий и предложил подписать совместную декларацию. В данном документе вступление в ЕС объявлялось «одной из важных и существенных задач внешней политики Латвии», а интеграция в европейские структуры безопасности, политические и экономические структуры, - средством для «укрепления государственной независимости и обеспечения ее необратимости». Под этой декларацией поставили подписи также представители ПНС и Соцпартии. Однако в предвыборной программе списка Соцпартии, по которому в 6-ой Сейм баллотировались и равноправцы, было черным по белому написано: «Соцпартия выступает против участия Латвии в ЕС. Мы - за европейскую кооперацию, которая не исключает ни одну страну. Именно по этой причине мы поддерживаем усиление роли ОБСЕ в создании \"Европейского дома\"».

Замечу, что именно эти события послужили толчком к тому, чтобы Равноправие преобразовалось в 1996 году в партию и получило возможность самостоятельно выдвигать кандидатов в парламент и самоуправления.

 

- Изучали ли вы тогда зарубежный опыт интеграции в ЕС?

 

- Как раз в то время в Финляндии проводился референдум по вопросу вступления в ЕС. С небольшим перевесом победили еврооптимисты. Общаясь с финскими коллегами, среди которых преобладали евроскептики, мы поняли, сколь абсурдной является процедура присоединения к ЕС. Сначала страна заключает договор о свободной торговле с ЕС и снимает таможенные барьеры, что негативно влияет на собственную экономику, и лишь потом, когда все уже сделано, ее жителям предлагают голосовать.

 

Одни против всех



 

Тогда Равноправие была единственной из представленных в Сейме политических сил,  критически относящейся к участию Латвии в ЕС. В январе 1996 года мы организовали в Риге теоретическую конференцию «Латвия на пути в Европу?», на которую пригласили и зарубежных экспертов. К конференции был подготовлен специальный номер газеты «Трибуна оппонента», в котором, в частности, разъяснялось, сколь невыгоден для латвийской промышленности и особенно сельского хозяйства договор о свободной торговле с ЕС.

Мы рассматривали и политические аспекты евроинтеграции. Тогда возникало двоякое впечатление. Еврокомиссия согласилась на присуждение Латвии статуса ассоциированного члена, хотя треть жителей не была признана гражданами, а только что принятый Закон о гражданстве консервировал такое положение на долгие годы. В то же время мы видели, что структуры ЕС выполняют своего рода роль надзирателей над нашими этнократами,  заставляя их отказываться от радикальных установок в вопросах статуса неграждан, въезда в страну и так далее. Поэтому в 1996 году в новой программе  Равноправия уже не было резкого «нет» Евросоюзу.

 

Поздно рвать на себе волосы



 

- Но что происходило с экономикой, как, на ваш взгляд, повлияли на нее отношения Латвии с ЕС в статусе ассоциированного члена?

 

- Экономика разрушалась на глазах. Производимые в Латвии товары становились неконкуреноспособными в сравнении с товарами из стран ЕС в условиях снижения ввозных пошлин. Простой пример: для латвийских служб скорой помощи были закуплены не «рафики», а микроавтобусы из Германии. Что стало одним из гвоздей в крышку гроба местного автозавода.

К сожалению, процесс разрушения стал необратимым. Экономика потеряла способность к самостоятельному возрождению. 

Сейчас многие журналисты вспоминают мою произнесенную два года назад фразу о том, что Латвия похожа на изнасилованную девушку. Но у этого тезиса было продолжение: ей следует теперь требовать официального брака, от которого можно ожидать определенных компенсаций и, следовательно, улучшения ситуации. Ведь очень серъезные экономисты доказали: к 2000 году в выигрыше от евроинтеграции оказались «старые» члены ЕС, а страны-кандидаты проиграли.

 

Два сорта евроскептиков



 

- Как вы оцениваете позицию тех политиков, кто у нас и за рубежом выступает против ЕС?

 

- Общаясь на международных конференциях с евроскептиками, я сделала вывод: они разделяются на две категории. Одни выражают неприятие ЕС как европейской крепости, которая хочет отгородиться от бедных стран, а другие выступают с позиций  ксенофобии и хотят превратить свое государство в крепость, отгородившуюся от всех и вся. Мы солидарны с первыми, но, конечно же, отвергаем позицию вторых. Остается вопрос: как добиваться трансформирования Евросоюза в сообщество, основанное на равенстве всех народов? Это можно пытаться делать, находясь как вне ЕС, так и внутри этой структуры. И мы пришли к выводу, что, находясь внутри, возможностей влиять больше.

Мы говорим «да» ЕС, но это «да» выстраданное, с осознанием всех противоречий евроинтеграции. И, наверное, у нас более честная позиция, нежели у тех, кто 8 лет назад молчал, а сейчас, когда процессы разрушения экономики уже стали необратимы, спохватился и стал выступать против.

 

Где взять деньги

 

- А как вступление в ЕС может сейчас повлиять на экономику?

 

- Как известно, денег у государства немного. Но их и не прибавится, если Латвия скажет «нет» на референдуме 20 сентября. А «заключив брак», наша страна получит доступ к фондам ЕС. Конечно, их надо уметь использовать. Евроскептики говорят: мол, 25-50 процентов расходов на тот или иной проект надо будет финансировать из средств государства и самоуправлений. Но это лучше, чем ничего!  Допустим, что самоуправление изыщет сто тысяч, получит от ЕС еще 300 тысяч и построит предприятие, на котором появятся рабочие места  и которое станет приносить прибыль. А без Евросоюза или будет реализован гораздо менее эффективный проект за сто тысяч, или эти средства попросту разворуют. К тому же ЕС поддерживает проекты с учетом потребностей рынка: уж если дает деньги, значит, на продукцию будет сбыт.

 

- Не получится ли, что, вступив в Евросоюз, Латвия окончательно отвернется от России? И к тому же со вступлением закончится «надзор» Европы за положением нелатышей? 

 

- Партия Равноправие имеет четкое видение того, как должен развиваться Евросоюз. Это - трансформация ЕС в направлении от союза государств и политических элит к союзу народов и культур. Правительственные структуры национальных государств по своей природе не способны в полной мере отстаивать интересы сохранения меньшинственных языков и культур. А именно эти интересы совпадают с интересами наших избирателей. И мы наверняка найдем в Европе много единомышленников. Мы считаем, что надо выработать механизмы прямого представительства меньшинств в институциях ЕС. Развитие Евросоюза в этом направлении уже происходит. Так, наряду с Европарламентом работает Комитет регионов, члены которого – делегированные представители региональных органов власти стран-участниц. Мы считаем: в ЕС надо создать аналогичный орган и для нацменьшинств. Тогда русские и другие меньшинства Латвии получат уникальную возможность быть напрямую представленными в ЕС.

Добавлю, что Равноправие видит концепцию Единой Европы в стратегической интеграции ЕС с Россией и формировании в переспективе единого политико-экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Только такая Европа имеет шансы выиграть в глобальной конкуренции с американским и восточно-азиатским регионами.

 

С Татьяной Жданок беседовал Алексей Ростовцев  

 

-

Комментарии


Символов осталось: