Главная страница  -  Партия  -  Вопросы и ответы


28.09.2005   Этнополитическая ситуация в Латвии

1. Структура латвийского общества и проблема латвийских «неграждан»



Значительную часть населения Латвии (19%) в настоящее время составляют т.н. «неграждане». Это более 430 тысяч человек из общего населения в 2,3 млн. [1]  человек. Институт «неграждан» возник как следствие решения (1991 г.) парламента Латвии о «восстановлении» статуса Латвийской Республики как правопреемника довоенного Латвийского государства по состоянию на июнь 1940 г. Одновременно с этим решением гражданами Латвии были объявлены лишь те ее жители, кто до 1940 г. имел латвийское гражданство, либо чьи предки имели такое гражданство.

Те жители, кто приехал в Латвию после 1940 г. либо родился в Латвии после этого срока в семьях новоприбывших, первоначально не имели никакого правового статуса. Позднее, под давлением международных организаций и России, в соответствии с требованиями Конвенции о сокращении безгражданства эти фактические апатриды были признаны несомненной частью корпуса постоянных жителей Латвии, имеющими фактическое подданство Латвии. В результате международного давления и внутренней оппозиции этот статус был документально подтвержден выдачей «паспортов неграждан» (1997 г.), отличных от видов на жительство, выдаваемых иностранцам. Лишь с 1996 года данная категория населения имеет право получить гражданство в порядке натурализации.

В отличие от иностранных подданных, «неграждане» Латвии не могут быть высланы из страны, они имеют гарантии беспрепятственного выезда и возвращения в Латвию. Находясь за границей, «неграждане» находятся под консульской защитой Латвийской Республики. «Неграждане», в отличие от иностранцев, имеют право становиться членами политический организаций и партий и входить в их руководство.

Однако «неграждане» лишены права голосовать и быть избранными на муниципальных или парламентских выборах и не имеют права работать по 40 профессиям, в т.ч. государственными служащими в аппарате исполнительной власти.

В то же время иностранцы-граждане стран Европейского Союза, прожившие в Латвии 3 месяца, имеют право голосовать на муниципальных выборах.

В государственных учетных документах, за исключением паспорта, вместо даты рождения «неграждан» указывается «дата прибытия в Латвию», в т.ч. если «негражданин» родился на территории Латвии во втором или третьем поколении.

Абсолютное большинство «неграждан» - нелатыши; незначительное число «неграждан» составляют этнические латыши, родившиеся в бывших республиках СССР от предков, переселившихся с территории Латвии до 18 ноября 1918 года, т.е. до провозглашения Латвийской Республики.

Нелатыши составляют около 41% населения Латвии; около 28% населения – этнические русские [2].  Около половины нелатышей, несмотря на постоянно идущий процесс натурализации, в настоящее время имеют статус «негражданина».

Натурализация возможна путем сдачи экзаменов по латышскому языку, истории и культуре Латвии, основам законодательства, политической системы и конституции. Перед присвоением гражданства в зависимости от общественной и политической активности «негражданина»  его биография проверяется службами государственной безопасности в течение 3-12 месяцев.

В последние месяцы правительство Латвии начало обсуждение возможности введения в перечень условий натурализации «неграждан» условие обязательной политической лояльности правительству, исключающее право на оппозиционную деятельность, в т.ч. на публичное выражение оппозиционных правительству взглядов. Право определения степени лояльности во внесудебном порядке и без возможности обжалования в суде предполагается предоставить правительству. По словам министра юстиции Солвиты Аболтини лояльность будет оценивать управление натурализации, затребовав информацию в МВД, полиции безопасности, в бюро по защите Сатверсме. Политическое решение, признавать ли претендента гражданином, станет принимать Кабинет министров.

А вот участие в акциях протеста против школьной реформы является основанием для непредоставления гражданства? «Latvijas Avīze» приводит ответ министра: школьники, которые выходят на улицы с протестом, все равно смогут получать гражданство. Иное дело, если гражданство хотят получать люди, которые организуют митинги и пикеты и выводят этих школьников на улицы. Им, как утверждала министр, синий паспорт предоставляться не будет. А в целом, по ее словам, каждый случай станет рассматриваться индивидуально [3].  

 

 

2. Проблема политического представительства русскоязычной общины Латвии

В таких условиях  русская культурно-языковая община Латвии, включающая, кроме этнических русских, большинство белорусов, украинцев, евреев и людей других национальностей, лишена возможности политического представительства, в достаточной степени обеспечивающего защиту ее интересов парламентским путем. Даже на муниципальном уровне число депутатов, представляющих интересы русской общины, недостаточно велико для формирования основы правящих коалиций. В первую очередь эта проблема актуальна для Риги, Елгавы, Лиепаи и Вентспилса, где при 58, 45, 48, 46 процентах нелатышского населения только 46, 47, 36, 39 процентов нелатышей имеет избирательные права [4] .

В парламенте максимальным успехом русской общины стали результаты выборов 2002 года, когда политическое объединение «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ), представляющее интересы русских и русскоязычных граждан-нелатышей, получило ¼ мест в Сейме Латвии (25 мест из 100), что соответствует доле нелатышей среди граждан Латвии.

Однако традиционно все правящие коалиции в латвийском Сейме формируются исключительно так называемыми «правыми», т.е. латышскими этническими партиями без участия прорусских партий. Более того, обязательство не поддерживать никакие законопроекты русских депутатов на парламентских голосованиях включается в условия правительственных коалиций.

После выхода из объединения ЗаПЧЕЛ Партии народного согласия (ПНС) и Социалистической партии интересы русской общины в парламенте Латвии представляют, в основном, 6 депутатов ЗаПЧЕЛ. 9 депутатов ПНС и 5 депутатов Соцпартии менее активно участвуют в законотворческом процессе.

 

3. Штаб защиты русских школ как внепарламентский метод представительства интересов русской общины

В условиях отсутствия парламентских возможностей эффективно защищать интересы русской общины объединение ЗаПЧЕЛ вынуждено широко использовать внепарламентские методы – кампании ненасильственного сопротивления, массовые акции, создание сателлитных формальных и неформальных организаций и сетевых структур.

Главной из таких неформальных сетевых структур является Штаб защиты русских школ.

Штаб был создан 13 апреля 2003 года по инициативе Латвийской ассоциации русской молодежи. Организационной базой Штаба стали структуры объединения ЗаПЧЕЛ, принявшие на своем съезде решение о тотальной мобилизации кадровых, финансовых и организационных ресурсов объединения для борьбы против изменений в Законе об образовании, вступавших в силу 1 сентября 2004 года. Эти изменения были приняты еще в 1998 г. при завершении полномочий 6-го Сейма Латвии. Их смысл заключался в полном переводе обучения на латышский язык по всем предметам, кроме русского языка и литературы, во всех русских государственных школах Латвии.

Кроме депутатов Сейма и Рижской думы, членов руководства ЗаПЧЕЛ в создании Штаба участвовали представители еще 11 общественных организаций, русские журналисты, частные лица – родители русских школьников, студенты и старшеклассники.

Русская община Латвии однозначно оценила перевод русских школ на латышский язык обучения как угрозу своей идентичности и инструмент принудительной ассимиляции детей. Еще до первой крупной акции Штаба – митинга 23 мая 2003 года в центре Риги – тогдашнее правительство Эйнара Репше заявило о готовности пойти на уступки русским. Изменив правила Кабинета министров по применению Закона об образовании, правительство отказалось от стопроцентного перехода на латышский язык и предложило пропорцию: не менее 60% - на латышском языке и не более 40% - на русском.

Однако русская община и Штаб не приняли эту пропорцию и развернули борьбу за восстановление норм Закона об образовании 1919 года, подписанного первым президентом Латвийской Республики Янисом Чаксте. Закон 1919 года предусматривал, что:

1)                       обучение во всех обязательных школах должно осуществляться на языке семьи учащихся (статья 39);

2)                       языком семьи учащихся признается тот язык, который называют родители детей при записи ребенка в школу и на котором он может свободно излагать свои мысли (статья 40);

3)                       государственные и коммунальные учреждения содержат для каждой национальности столько обязательных школ, сколько необходимо для образования их детей, исходя из положений настоящего Закона.

 Латышские партии категорически отказались даже начинать переговоры по восстановлению норм Закона об образовании 1919 года с представителями Штаба, избранными на Первом вселатвийском съезде защитников русских школ голосами почти 1000 делегатов, представлявших 33 общественные организации и 10 000 активистов Штаба из 100 школ 19 городов Латвии. 

Почти непрерывные массовые акции и забастовки русских школ в феврале-апреле 2004 года привели к отставке правительства Эйнара Репше, но следующее правительство Индулиса Эмсиса продолжило курс на фиксацию пропорции 60/40 в пользу латышского языка, развернув кампанию силового подавления структур Штаба и объединения ЗаПЧЕЛ.

Всего с марта 2004 года против активистов Штаба защиты русских школ было возбуждено более 50 административных и 2 уголовных процесса по поводу нарушения Закона об общественных организациях и Закона о шествиях, пикетах и митингах. Формальным поводом для возбуждения административных и уголовных дел был тот факт, что местные власти почти никогда под разными предлогами не давали согласия на акции Штаба. Поэтому митинги и шествия либо заявлялись в форматах, не подпадающих под административное регулирование, либо проводились с заведомыми и осознанными нарушениями административных норм, но в запланированные и необходимые  сроки.

В борьбе против Штаба парламент Латвии ужесточил нормы уголовной ответственности за несанкционированные властями, хотя и законные акции, принял растяжимую законодательную формулировку понятия «организация массовых беспорядков» специально «под Штаб». Сроки возможного тюремного заключения по этой статье увеличены до 12 лет. Парламент ограничил возможности встреч с депутатами самоуправлений и парламента вне помещений, т.к. в течение года массовые акции Штаба формально заявлялись как не требующие санкции властей массовые встречи депутатов с избирателями на улицах городов. С санкции парламента из 13 депутатов Рижского муниципалитета и парламента от объединения ЗаПЧЕЛ под административным судом побывали 9 человек - многие, включая депутата Европарламента Татьяну Жданок – неоднократно.

Все административные приговоры судов первой инстанции активистами Штаба опротестованы. Половина апелляционных процессов выиграна в окружных судах, вторая половина находится на рассмотрении в Верховном суде Латвии.

Необходимо отметить, что, хотя за 2 года работы Штаба в 173 акциях участвовало около 300000 человек, а в нескольких акциях принимало участие от 30 000 до 65 000 человек, т.е. от 4 до 9% населения Риги, в ходе акций не пострадал ни один человек, не было ни одного случая нанесения имущественного ущерба.

На основе Штаба создан Объединенный Конгресс русских общин Латвии (ОКРОЛ), в отличие от Штаба формально зарегистрированный как общественная организация. Регистр жителей Латвии, поддерживающих Штаб и ОКРОЛ, содержит адреса и полные личные данные более 50000 человек. Акции солидарности проводились в Таллинне и Вильнюсе силами Русской партии Эстонии и молодежного отделения Союза русских Литвы.

Основные данные об истории и работе Штаба доступны на сайте http://www.shtab.lv./ 

ссылка по теме:













[1] Данные Центрального статистического управления Латвии на начало апреля 2005 г.




[2] Данные Управления по делам гражданства и миграции Латвии на начало января 2005 г.




[3]  «Latvijas Avīze» от 20.09.2005.




[4] Данные Управления по делам гражданства и миграции Латвии на начало января 2005 г.

Комментарии


Символов осталось: