Главная страница  -  Мы думаем


05.11.2012   Яков Плинер. Другие дети – другая школа?

 

Начиная с постсоветских времён, т.е. уже более двадцати лет, в Латвии проводится так называемая реформа образования.

 

За эти годы сменились более полутора десятка министров. При каждом из них что-то обсуждалось, менялось, принимались какие-то решения, распоряжения МОН.

 

Школу лихорадило, учителя трепали нервы, отвлекались от своих прямых обязанностей – обучения и воспитания детей.

 

Улучшилось ли качество знаний и уровень воспитанности учащихся после обсуждений, изменений, нервотрёпки, подписанных министром бумаг?

 

Складывается впечатление, что нет. Пообсуждали, разошлись. Что касается бумаг, - то «подписано и с плечь долой». Что-то уже забылось, что-то и не начали исполнять.

 

Важно ли для педагогов, кто сейчас министр? Кто будет следующим министром? Не важно.

 

Реально позитивное изменение обстановки в классе и в школе не зависит от министра образования.

 

От министра зависит выделяемое количество средств школе, зарплата учителя за ставку, да и то не в большой степени, так как бюджет определяет министерство финансов, а утверждает сейм ЛР.

 

Для учителей главное, чтобы министр не был дураком и махровым националистом, знал азбуку школьного дела, не вредил, не мешал.

 

Модернизация учебного процесса, взаимоотношения учителя и ученика, учителя и родителей зависит в первую очередь от учителя и директора школы. Благодаря им – интеллигентам, подвижникам, энтузиастам – школа и жива.

 

Часть учителей считают, что все трудности от того, что плохими в XXI веке стали дети: любят роскошь, дурно воспитаны, не уважают стариков, перечат родителям и учителям, но точно такое же мнение о молодёжи, слово в слово, высказывал ещё Сократ, живший в 470 – 399 годах до нашей эры.

 

Не все понимают, что нынешние дети не хуже и не лучше предшествующих поколений. Они другие. У них другая семья. В XIX, в начале XX века все жили вместе: бабушки, дедушки, родители, дети. Воспитание было соответствующим.

 

В XXI веке таких семей почти нет. Семьи нынешних учеников другие. Многие дети живут в неполных семьях или в семьях, где у родителей уже второй или третий брак. Немало семей, где мама или папа, а то и оба трудятся в Ирландии, Англии, Германии, Норвегии, а ребёнок живёт с одним из родителей, у бабушки, дедушки, у друзей или соседей.

 

Даже термин новый в школе появился – «ирландские дети». У людей побогаче ребёнком занимается няня или гувернантка. Понятно, что в таких условиях и дети становятся другими.

 

Если раньше родители, как правило, знали с кем водятся, дружат их дети. Зачастую они знали и родителей лучших друзей или недругов своих детей. То сегодняшние родители, работая от рассвета до заката, живут в абсолютном неведении с кем общаются их дети в интернете и какой положительный или отрицательный опыт они там приобретают.

 

Согласитесь, опыт современных детей совсем другой, чем был даже 15 – 20 лет назад. Другое и поведение. Дети раньше начинают пить, курить, нюхать зелье, жить половой жизнью. У десятой части школьников наблюдается синдром дефицита внимания и гиперактивности.

 

Ни замечания, ни крик учителя, ни другие наказания внимания ребёнка не  улучшают, не улучшают и поведения, хотя отсутствием интеллекта он и не страдает.

 

Голова – нормальная. Поведение – другое.

 

Другая у современных детей и история. Они не знают кто такие пионеры, комсомольцы, тимуровцы, стахановцы. Не знают кто такие Маркс и Энгельс, Ленин и Сталин, Чапаев и Будённый, Чкалов и Жуков. Многие дети не знают, кто на кого напал и кто победил в Великой Отечественной войне.

 

У нынешних детей иные качественные характеристики. Само время требует для этих детей серьёзного изменения школы.

 

Увы, куда и как двигаться школе, когда никто впереди не несёт знамя и когда ни один министр этого не знает и не определяет?

 

Споры о том, нужно ли вводить в школьный курс науку о здоровье или дополнительный урок спорта, как и решение проводить экзамен по английскому языку раньше чем прежде, - никакая это не реформа, никакая не модернизация школы. Пшик, да и только.

 

Возможно, следует вынести часть уроков за стены школы и в конкретном месте изучать его историю, географию, биологию, экономику и там же решать задачи?

 

Возможно, часть уроков можно превратить в экскурсии, игры, приключения?

 

Возможно, обучение следует более активно сочетать с деятельностью? Ведь обучение без деятельности малоэффективно. Но какую деятельность мы можем предложить в нашей школе? Написать доклад, выпустить стенгазету, подготовить концерт или презентацию на компьютере, то есть, раз, два и обчёлся.

 

Инструментом образования и воспитания в школе всегда были «кнут и пряник». Ставили в угол, писали замечания в дневник, вызывали родителей… Правда, награждали и книгами, почётными грамотами, дипломами. Увы, эти инструменты перестают работать, не дают должного эффекта.

 

Значит, нужны новые способы и поощрения, и наказания. Какие? Не знаю, как и не знаю точно то, можно и нужно ли делать то, о чём я писал – «Возможно»… Потому, что существуют учебные программы и стандарты по всем предметам, которые учитель обязан выполнять. Не выполнит, не сдадут дети выпускные экзамены за 9-ый и 12-ый класс.

 

Меня бы лично совсем не шокировало, если учитель 1-го класса, например, объяснил, что 6 месяцев планирует играть с детьми в индейцев, но за это время научит их читать, писать, считать, рисовать, прыгать через скакалку, бегать, лазать по канату, а главное научит их учиться, научит думать, да ещё и про мораль всё объяснит.

 

Не шокирует ли это чиновников от образования? Вопрос, конечно, риторический.

 

Говорят, что законы создаются внизу. Я утверждаю, что появление новой школы не зависит от назначения нового министра образования.

 

Думать о новой школе, сделать другой школу для своих детей могут только сами учителя, особенно их молодое поколение. Помочь им должны как директора и завучи школ, так и учёные-педагоги, профессора: доценты, доктора наук. Для других детей нужна другая школа, другая педагогика. Какая? Вот в чём вопрос.

 

Может быть, кто-нибудь ответит?

Комментарии


Символов осталось: