Главная страница  -  Мы думаем


22.07.2014   Евродневник Татьяны Жданок

Сегодня четверг, 17 июля.

 

Только что завершилась вторая и последняя до возобновления работы парламента в сентябре сессия Европейского парламента.

 

Если первая в основном была организационной, утверждались комитеты, избирался председатель парламента, его заместители, то на этой сессии уже было несколько содержательных резолюций.

 

Первое голосование состоялось во вторник утром. Это было закрытое голосование по кандидатуре председателя Европейской комиссии. Сами комиссары будут назначаться уже в сентябре, а вот председатель Европейской комиссии уже избран большинством голосов депутатов – 422, а всего в выборах участвовало 729. Председателем Еврокомиссии стал Жан-Клод Юнкер, представитель Люксембурга. «Против» проголосовали 250 депутатов, воздержалось - 47. Большинство убедительное, но не подавляющее. В нашей группе Зеленых голоса разделились. Часть депутатов настаивала на последовательности, ведь в Люксембургском договоре было сказано, что председателем Еврокомиссии назначается представитель партии, победившей на выборах.  А правая Народная партия действительно получила больше всего мандатов в Европейском парламенте. С этим согласились оказавшиеся на втором месте социалисты и либералы.  Другая часть нашей группы, а это в основном французские депутаты, заявили, что они против кандидатуры Юнкера. Я примкнула к тем, кто голосовал «за». Почему? Во-первых, в своей программе Юнкер оказался не столь правым, как многие другие правые, в частности, депутаты от Латвии.  Юнкер все время говорит о социальное Европе, он уважает то, что социал-демократы получили второе место на выборах.  Он обещал, что пост комиссара по экономическим вопросам будет предоставлен депутату от социал-демократов. В своей инаугурационной речи он очень много говорил о левых идеях, о социальных гарантиях. И это приятно. Все-таки Европейский Союз продолжает двигаться по пути социальной Европы. 

 

Была одна отдельная экономического характера резолюция, которая касается присоединению Литвы к Еврозоне с 1 января 2015 года. Я была против присоединения Латвии к Еврозоне в этом году, поэтому я голосовала и против резолюции о присоединении Литвы к Еврозоне. Я считаю, что литовцы могли бы посмотреть, что произошло в Эстонии и в Латвии после введения евро и нам не уподобляться. Но и там правящая коалиция предпочла отказаться от самостоятельности, которой они, кстати говоря, не так уж и плохо пользовались. Надо обратить внимание, что Польша, тем не менее, самая большая страна не входящая в Еврозону, примеру Балтийских стран не следует и держится за свою национальную валюту, таким образом влияя на свою экономику. Я считаю, что это правильный путь.

 

Следующая группа резолюций касалась международных дел. Это те резолюции, которые пекутся очень быстро. По Литве, например, она очень короткая, но совершенно очевидно, что более серьезные резолюции будут приниматься уже осенью.

 

Международные резолюции касались разных точек мира.  Это Судан, это Египет, это Нигерия, это Ирак, это конфликт Израиля-Палестины и, конечно же, Украина.

 

Тем не менее, одна резолюция, подготовленная несколькими политическими группами, касалась экономических проблем. Эта резолюция о молодежной безработице. Главный ее смысл в том, что мы обратили внимание главного исполнительного органа Еврокомиссии на то, что план по борьбе с безработицей среди молодежи недостаточно внимательно анализируется и, к сожалению, только две страны (Франция и Италия) активно приступили к реализации этого плана. План начал свое движение в январе этого года. Наша Латвия тоже в числе отстающих стран. Это абсолютно недопустимо, учитывая, что более 80 процентов выпускников латвийских школ, не видя возможности трудоустроиться на месте или начать учебу по профессии, которая будет востребована затем в Латвии, сразу связывают свою судьбу с какой-то другой страной. Я тоже была среди авторов этой резолюции. Все три депутата от группы Зеленых, входящие в Комитет по занятости и социальным вопросам, а я буду работать в этом созыве Парламента именно в этом Комитете, включили много важных моментов в эту резолюцию.

 

Возвращаясь к теме внешней политики, я более подробно расскажу о тех дебатах, очень острых, которые развернулись вокруг ситуации на Украине. Иначе и быть не могло. Последнее обращение Европарламента к этой теме было в апреле. Я голосовала против принятой тогда резолюции, как и против вообще всех девяти резолюций, принятых по теме Украины. Это и вопрос Восточного партнерства, Саммита Евросоюз-России. Все эти резолюции я считаю однобокими, тенденциозными, антироссийскими, где было поставлено условие, что страны должны выбирать либо Россия, либо Евросоюз.

 

Это было направлено против возможности выстроить горизонтальные отношения на всем Европейском континенте, от Лиссабона до Владивостока. Это географическое измерение, заданное еще Шарлем де Голлем. К сожалению, такой же подход был применен и в нынешней резолюции. Прошедшие месяцы оказались чрезвычайно трагическими, кровавыми для Украины. Неисчислимое количество жертв, тысячи беженцев, события мая, к сожалению, никого и ничему не научили. Большинство депутатов Европарламента согласились опять с агрессивным, односторонним, тенденциозным текстом. За него проголосовало 497 депутатов. Но было и много «против» – 121. Воздержались 21 депутат.

 

Нужно сказать, что «за» проголосовали все депутаты от Латвии, кроме меня. Здесь и Григуле, вырвавшаяся из контекста своей политической группы, которая голосовала «против». Это, конечно же, все четыре депутата от партии «Единство», это Роберт Зиле, входящий в правую группу консерваторов, и это Андрей Мамыкин, входящий в группу социал-демократов. Надо отметить, что русский депутат от Эстонии Яна Тоом, входящая в группу либералов, голосовала «против», очень четко дистанционировалась от позиции своей политической группы.

 

Я хочу заметить, что в моей группе Зеленых вместе со мной «против» голосовало три испанских депутата, входящих в нашу маленькую группу Европейский свободный альянс. Таким образом, мы разрушили эту доминанту, диктуемую, к сожалению, сопредседателем группы депутатом от Германии Ребеккой Хармс, очень, с моей точки зрения, односторонне подходящей к ситуации на Украине, считающей себя большим экспертом по этой стране, но не сделавшей никаких выводов из своих ошибок. И поддержав «оранжевую революцию» 2004 года, и поддержав Майдан и путч, начавшийся после Вильнюсского Саммита. Говорят, что люди не учатся на своих ошибках. Но это не относится ко всем.

 

21 депутат из очень разных политических групп  проголосовали «против». Это целиком, за исключением нескольких воздержавшихся, группа левых. Это практически все неприсоединившиеся депутаты, это депутаты из группы евроскептиков. Даже в группе правых Европейской народной партии один депутат голосовал «против» и шесть воздержались. А вот социал-демократы оказались самыми антироссийски настроенными, потому что резолюцию иначе как антироссийской назвать невозможно. 

 

Самая кричащая позиция резолюции – пункт 15-й, где Европейский парламент, не весь, конечно, а 497 его депутатов, «приветствует последние успехи украинских сил в Восточной Украине, а также тот факт, что они восстановили контроль над некоторыми основными городами».

 

Почему такое односторонне отношение к событиям на Украине, фактически к гражданской войне на Украине, непонятно. Я смогла два раза выступить по этой резолюции. В одном своем  выступлении я говорила только об Одессе. Пользуясь тем, что само обсуждение шло вокруг заявления представителя Европейского Союза по международным делам Кэтрин Эштон, правда, ее самой не было, выступал ее заместитель. Я выразила по этому поводу сожаление, поскольку хотелось бы знать ее развернутое мнение по моим двум письмам, ей адресованным. Они были посланы сразу же после событий в Одессе. Первое – 5 мая и второе через две недели по факту задержания журналистов каналов «Лайф ньюз». Ответ от Эштон я получила только через месяц после первого письма, оно было датировано 4 июня. Там содержалась общая фраза о том, что госпожа Эштон считает, что все преступления должны быть расследованы, а виновные должны быть наказаны, но ни слова о том, как именно это будет делаться. А в моем письме было конкретное требование начать процедуру по включению правого сектора в число террористических организаций.  Это возможно инициировать и со стороны Еврокомиссии. Хотя более традиционная процедура, это когда одно из государств Европейского Союза выдвигает инициативу по включению той или иной организации в список террористических организаций ЕС.

 

Тем не менее, я обратилась к господину Штефану Фюле с требованием ответить, какие конкретные шаги они предпримут по во-первых, по международному расследованию событий в Одессе. Во-вторых, по инициативе включения правого сектора в число террористических организаций.

 

Я выступила также по мотивам голосования, напомнив коллегам, что они опять, исходя их этого текста, не считают всех граждан Украины равными. Они почему-то, приветствуя заключение Договора об ассоциации Украины и ЕС, забывают о том, что такой договор, согласно независимым исследованиям, проведенным в начале декабря, сразу же после Вильнюсского Саммита, после того, как на Майдан вышли сторонники интеграции, всего 49 процентов.  При этом, 45 процентов были категорически против. Оставшиеся люди просто не определились. Так вот, эти 45 процентов почему-то теми депутатами, которые продолжают свой ошибочный курс по односторонней поддержке проевропейских сил и осуждение всех тех, кто с этой позицией не согласен, и сваливание всей вины пор развязыванию гражданской войны на Украине на Россию, эти люди даже не считают украинцами тех, кто сопротивляется односторонней позиции правительства.  А опять они называются повстанцами, опять речь идет о «российских наемниках», забывая напрочь о роли Соединенных Штатов. В этой резолюции, я подсчитала, Россия упоминается 33 раза. При этом абсолютное отсутствие упоминания Соединенных Штатов, которые, совершенно очевидно,   играют «главную скрипку» в развязывании кровавых событий на Украине.

 

Я могу только сожалеть, что прозрение очевидно наступит позже. Пока оно не наступило для 500 коллег. Тем не менее, усилился стан оппозиции. Она очень разная, пестрая. Тем не менее, 121 депутат, плюс 21 воздержавшиеся – это те, кто осмеливается иметь свой подход к событиям на Украине.  Я абсолютно уверена, что мы добьемся еще большего перевеса в пользу тех, кто хочет отказаться от штампов, кто хочет развивать внешнюю политику Европейского Союза, сотрудничество со странами Восточной Европы, с Россией именно на основе равноправия, на основе отказа от выстраивания новых «берлинских стен», новых преград на нашем европейском континенте.

Комментарии


Символов осталось: