Главная страница  -  Мы думаем


22.01.2015   Татьяна Жданок: О лояльности, мести и Европейском суде

Десять лет мы ждали решения Европейского суда по правам человека по делу Юрия Петропавловского. 13 января (что символично) решение было принято. Скажу сразу: оно отрицательное, но не окончательное.



Напомним суть этого судебного разбирательства. Во времена Школьной революции 2003-2004 годов Юрий Петропавловской был одним из лидеров Штаба защиты русских школ. Тогдашние протесты против реформы русского образования были мирными и массовыми. Они полностью не отменили реформы, но заставили государство пойти на серьезные уступки: русский язык был сохранен в качестве языка обучения в средних школах. А школьные коллективы на определенное время оказались защищенными от административного давления в языковом вопросе.



Уступка государства вызвала недовольство среди националистов. Правящим партиям потребовался реванш – публичная расправа над кем-то, кто олицетворял протестное движение. Первой жертвой стал высланный из Латвии активист Штаба Александр Казаков.


В ноябре 2014 года «карательная акция» была проведена в отношении Юрия Петропавловского. Решением Кабинета министров его фамилия была вычеркнута из списка лиц, которым присваивалось латвийское гражданство по итогам натурализации. Решение было уникальным и противоречило целям и практике натурализации. К моменту отказа были проведены все проверки, а компетентные учреждения подтвердили, что Петропавловский лоялен законам страны и может быть натурализован. В том числе и латвийские суды приняли ряд решений о законности действий Петропавловского во время проведения акций протеста. Но министры из кабинета, которым тогда руководил «зеленый» премьер Индулис Эмсис, решили не давать Петропавловскому гражданства, поскольку тот якобы «не лоялен Латвии». Суды в Латвии отказались рассматривать наш протест относительно этого политического решения. Петропавловский при помощи квалифицированных юристов обратился в Европейский суд по правам человека. В его заявлении в ЕСПЧ оспаривались два основных момента – отказ латвийских судов рассматривать решение правительства (нарушения права на справедливый суд) и подавление латвийским государством свободы слова.



Атмосфера в мире уже тогда начала меняться в неблагоприятную для правозащитников сторону. Однако дело «Петропавловский против Латвии» было принято к рассмотрению и поставлено в длинную очередь. За десять лет многое поменялось. Репрессировавший Петропавловского премьер Эмсис был изгнан из политики за коррупцию. Юрий Петропавловский выступал в Европарламенте на слушаниях относительно проблем неграждан. Партия ЗаПЧЕЛ, а потом и Русский союз Латвии, доверили Юрию Алексеевичу представлять наши интересы в общеевропейской партии «Европейский свободный альянс». Петропавловский продолжал публиковаться, принимать участие в теле- и радиопередачах, посвященных политике.



Именно факт того, что Петропавловский не сдался, был поставлен ему в вину латвийским государством во время рассмотрения дела в Страсбурге. К подобной дикости латвийских «демократов» нам не привыкать. Но печально, что этот аргумент поддержал и международный суд: «раз Петропавловский после отказа в натурализации продолжал высказываться на темы политики, то решение правительства не было направлено на удушение свободы слова». Согласно этой извращенной логике, если бы он сдался и замолчал, тогда факт политической расправы и подавления свободы слова были бы доказаны.

В отношении самого факта отказа оппозиционеру в натурализации суд подтвердил право правительства Латвии отказывать по политическим мотивам людям, которые этому правительству досаждают или просто не нравятся.



Многие коллеги считают, что отрицательный вердикт Европейского суда по правам человека – это еще одно частное проявление глобального столкновения Запада и России. Мол, принимая решение против Петропавловского, суд руководствовался принципом «раз не можем вполне наказать Россию – накажем русских в Европе». Русский оппозиционный политик в Европе сейчас автоматически воспринимается европейскими элитами как «агент российской агрессии». А на войне как на войне – приоритет свободы слова над интересами правительств приносятся в жертву. К тому же неудобно выносить решение против страны, которая возглавила Совет Евросоюза.




Надо признать, что определенная логика в таких оценках присутствует. Я тоже возмущена несправедливым решением. Но нельзя подчиняться эмоциям. Мы обязаны продолжать стучаться в полузакрытую дверь европейской демократии. И мы умеем побеждать. В нашем активе есть несколько громких политических дел, выигранных у Латвии в том же Европейском суде по правам человека. Качество нынешнего судебного решения, содержащего логические ошибки, дарит нам аргументы для его оспаривания в Большой палате ЕСПЧ. И состав судей, рассматривавших дело Петропавловского, тоже дает основания требовать пересмотра. Право Латвии наказывать неудобных русских политиков подержала судебная коллегия, практически сплошь состоящая из судей из бывших социалистических стран. У них могли быть личные мотивы для предвзятого отношения.




Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы по делу Петропавловского состоялся новый суд в Страсбурге и чтобы он закончился победой демократических принципов над конъюнктурой.



Комментарии


Символов осталось: