Главная страница  -  Мы думаем


14.03.2016   АНТИНЮРНБЕРГ

Владимир Бузаев сопредседатель Латвийского комитета по правам человека. 

Во времена «школьной революции» мне пришлось не только с подростками по улицам бегать, но и заниматься прямой работой – законодательной деятельностью. В частности удалось существенно демократизировать гражданский процессуальный закон (2004) и кодекс административных правонарушений (2005) – исключив оттуда монополию присяжных адвокатов на представительство.

В теперешней правозащитной деятельности я пользуюсь правом представительства сравнительно редко, предпочитая требовать обсуждение подготовленных мною от имени заявителей жалоб и исков в письменном процессе – с 2012 года всего лишь 24 устных представительства в судах из 1097 случаев оказания правовой помощи. А вот в марте пришлось судиться два раза подряд: 9-ого в Резекне, и 11-ого в Риге.

В Латгальском окружном суде моим противником был Центр государственного языка, пытающийся лишить мандата депутата одного из самоуправлений. Предъявляемому к депутатам требованию знания языка на категорию С1 удовлетворяет лишь 20% граждан из числа нацменьшинств. Соответственно 80% из них работать депутатами не имеют права, что находится в противоречии с господствующим в XXI веке от Австралии до Канады принципом всеобщего избирательного права. Кстати, мне так и не удалось найти ни одной страны, где к депутатам предъявляются языковые требования.

Второй процесс в административном суде, в котором нашим противником была Рижская дума, был не менее абсурдным. Обсуждались ограничения, наложенные по существу лишь на одну из трех заявок на мероприятия 16 марта у памятника Свободы. Как вы сразу догадались, пострадавшими оказались исключительно антифашисты, а сторонникам легиона СС разрешили все.

И в Резекне и в Риге процессы продолжались около 3-х часов. В обоих случаях судьями были по три дамы, причем в Риге – существенно помоложе. Для административного суда первой инстанции тройка судей – обстоятельство чрезвычайное, а обычно дела судья рассматривает единолично.

Если в Резекне мы состязались с представительницей Центра один на один, то в Риге на помощь юристке Рижской думы явился высокий чин государственной полиции в форме и существенно опоздавшая на заседание представительница полиции безопасности в штатском. Мы же представляли общество «Латвийский антинацистский комитет» вдвоем с Иосифом Кореном.

Антифашисты подали в думу заявку первыми, указав, что они намерены почтить память жертв нацизма и разъяснять преступную сущность легиона Ваффен СС, для чего им нужна вся площадка перед памятником почти на весь день. На вопрос суда, чем организаторы собираются так долго заниматься, Иосиф пояснил, что они будут читать поименный список жертв местных нацистов, на что одного дня явно не хватит.

Вторая заявка поступила от общества «Даугавас Ванаги». В ней кратко указывалось, что они намерены с 11.00 до 13.00 провести шествие от места богослужения к памятнику и возложить цветы.

Третий заявитель – общество «В поддержку национальных воинов», также намеревалось весь день на всей площади «разъяснять прохожим» роль Латышского легиона в войне и чтить память о боях 16 марта 1944 года.

Дума не ввела ограничений для шествия, отвела для «разъяснителей роли легиона» тротуар со стороны университета, а антифашистов отправила на Бастионную горку, заодно запретив использовать звукоусиливающую аппаратуру в период проведения шествия. Мы же просили суд обращаться с нами, «как с фашистами»: выделить обществу противоположную часть тротуара и отменить запрет на использование аппаратуры.

Мы пояснили суду, что вряд –ли «разъяснители роли легиона» сообщат прохожим, что легион был создан по приказу фюрера, ему же и присягал, а «боролся за Латвию» в марте 1944 года на территории оккупированной Псковской области. Ядро легиона составили добровольцы из полицейских батальонов, в чьих преступлениях против человечества не сомневаются даже придворные историки. И что эту информацию из района Бастионной горки с фактически заткнутым ртом донеси до «прохожих» невозможно.

Нами было отмечено, что запрещенное конституцией «особое» отношение к антифашистом было продемонстрировано сразу же после подачи заявки, когда по инициативе исполнительного директора Риги Юриса Радзевича (если верить сообщению BNS от 04.03) заявка была передана на экспертизу в полицию, которая незамедлительно возбудила уголовное дела по подделке автографов 4-х заявителей. Такой способ давления на организаторов мирных собраний ни в Латвии, ни в мире еще опробован не был, и теперь такого же отношения могут ожидать любые заявители: защитники окружающей среды, или, к примеру, сторонники снижения налогового бремени.

На вопрос о том, чем такое отношение вызвано, естественной симпатией к легионерам, или давлением на думу со стороны правительства, вразумительного (по нашему мнению) ответа мы не получили.

Представительница полиции безопасности убедила суд отказать нам в ознакомлении с направленным полицией думе письмом, в котором, видимо, разъяснялось, какую опасность представляют заявители, и на чью мельницу они льют воду. Мотивировалось это защитой интересов третьих лиц, которые, возможно, и собрали соответствующую «оперативную информацию». На риторический вопрос Иосифа о том, не является ли именно санкционирование шествия сторонником СС с одновременным ограничением антинацистских мероприятий работой «на Россию» даме также не нашлось что ответить.

Зато она, блеснув эрудицией, прокомментировала указанный в нашей заявке прецедент из практики ЕСПЧ в деле Элингер против Австрии. Истец в этом деле заявил пикет на кладбище в Зальцбурге в день поминовения усопших как раз в то время, когда бывшие австрийские эсесовцы традиционно возлагали цветы на могилы боевых товарищей. Австрийские исполнительные и судебные власти мероприятие антифашиста запретили, а ЕСПЧ нашел запрет не отвечающим Конвенции.

По мнению ПБ, этот прецедент в нашем деле не применим, ибо отличаются фактические обстоятельства дела: пикет был не ограничен, а вовсе запрещен, мероприятие предполагалось малочисленным и не предусматривало использования звукоусиливающей аппаратуры.

Я же отметил, что в фактических обстоятельствах есть гораздо более существенные отличия. Австрийское СС проводит памятные мероприятия вовсе не в центре столицы Австрии у главного монумента страны. И, как заявил Иосиф во время обсуждения ограничений у исполнительного директора думы, мы не возражали бы, если бы «наши» эсесовцы сразу после Богослужения направились бы в Лестене.

Мы, естественно, сослались и на принятую три месяца назад, резолюцию Генеральной ассамблеи ООН, рекомендующую поступать со сторонниками легиона СС именно так, как поступили с нами. Отметили также, что использование для ограничения антифашистской акции, одновременно все разрешив лицам противоположных убеждений, конституционных соображений защиты «демократического государственного устройства и общественной нравственности» равносильно обращению Библии против Бога.

Суд, как и подобает в стране с достигнутым уровнем демократии, наши соображения отклонил, а мотивированное решение выдаст 29 марта. Зеленая улица ему в ЕСПЧ, где уже лежат подготовленные юристом Латвийского комитета по правам человека Александром Кузьминым жалобы на запрет шествия 9 мая 2014 года, и не состоявшегося в сентябре 2014 митинга «За мир на Донбассе». Он же оперативно составил и защищаемую нами жалобу.

А тех читателей, которым не по душе Ваффен СС, приглашаю 16 марта в 10.00 прийти к нам на Бастионную горку, пока звукоусиливающая аппаратура еще будет работать.

 

 

 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: