Главная страница  -  Мы думаем


22.11.2018   ЛАТВИЙСКИЙ ПРАВОЗАЩИТНИК НА МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ЛЕВЫХ СИЛ

ЛАТВИЙСКИЙ ПРАВОЗАЩИТНИК

НА МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ЛЕВЫХ СИЛ

(Брянск, 17-18 ноября 2018)

Довольно жить законом,

данным Адамом и Евой.

Клячу истории загоним.

Левой!

Левой!

Левой!

Левая, правая где сторона?

Улица, улица, ты брат пьяна

 

«Как я дошёл до жизни такой…»

 

Отправиться в Брянск аккурат в разгар празднования столетия Латвии меня

побудила вовсе не приверженность левой идеологии, а желание посетить край, откуда я

родом, прожил первые два месяца своей жизни, и где практически не бывал в последние 67 лет.

Родился я не в самом Брянске, а в Жуковке, до которой от Брянска около 50 км. В

городе Трубчевске Брянской области родилась и моя жена, сохранившая там, в отличие от

меня, целый клан родственников.

На конференции левых политиков, уверенных, что марксизм прекрасно описывает

события после контрреволюционного переворота 1991 года, и считающих КПРФ

встроившейся в систему партией капиталистической России, мне было немного неуютно.

Я невпопад поприветствовал присутствующих товарищей фразой «дамы и господа», да и

сидел в крайнем правом ряду, как тезка Пуришкевич.

Тем не менее, по плодам их дел вы узнаете их (Мф.7:20), а левых поступков и я, и

моя правозащитная организация, и моя партия успели совершить немало.

Участники конференции оказались людьми незаурядными, склонными, как и мы, к

акциям прямого действия, некоторые и отсидеть успели за свои убеждения. Поэтому

слушать их было весьма интересно. Тем более, что соответствующая информация

«буржуазной прессой» замалчивается.

Спектр представленных докладов был весьма широк – от описания глубоко

аполитичного «анти-футбольного» протеста студентов МГУ до сравнимого по масштабам

с событиями на Ленских золотых приисках (1912) расстрела демонстрации казахстанских

нефтяников в декабре 2011 года. В гиперссылках дана оценка этих событий сторонниками

и противниками бастующих.

Ниже (следите за гиперссылками) даны сведения о самой конференции и ее

участниках, а после этого помещен и мой доклад.

Борьба за права трудящихся в правовом поле капиталистического государства

Международная конференция левых активистов и политиков. Брянск, 17-18 ноября 2018

Организатор – Лобунов Юрий Николаевич, журналист, главный редактор независимого

информационного агентства "Город32"

Выступления

1. Современный этап борьбы за права трудящихся в России

Батов Александр Сергеевич (1979). Руководитель Московского отделения партии

«Российский трудовой фронт» 

2. Правовые рамки защиты и самозащиты трудовых прав в России: от постсоветского КЗоТ до действующего трудового кодекса. Кудюкин Павел Михайлович (1953).

Сопредседатель Центрального Совета межрегионального профсоюза работников высшей

школы «Университетская солидарность»

3. Польша – страна не для левых? Рафаль Вас. Левый публицист

4. Опыт защиты прав наемного работника юридическими методами. Бузаев Владимир

Викторович (1951). Сопредседатель Латвийского комитета по правам человека

5. Организация в защиту образования и науки – между профсоюзом и и политикой.

Митина Дарья Александровна (1973). Секретарь ЦК Объединенной коммунистической

партии

6. Наступление на права работников и сопротивление трудящихся в условиях белорусской

модели бюрократического социализма. Глушаков Юрий Эдуардович (1966). Координатор

оргкомитета Белорусского социального движения «Вместе».

7. Состояние и перспективы левого движения в Германии. Стратиевский Дмитрий

Валерьевич. Окружной депутат от Социал-демократической партии Германии

8. От подполья к трем парламентским победам. Старыш Константин Гаврилович (1971).

Член ЦК Компартии Молдовы

9. Рабочее движение и левые Казахстана в условиях буржуазной диктатуры. Курманов

Айнур Альбекович (1976). Сопредседатель социалистического движения Казахстана

10. Забастовки в Великобритании: Практика борьбы преподавателей университетов.

Камилла Райл (Camilla Roule). Зам. редактора журнала “International Socialism

11. Классовая борьба в неолиберальной Франции. Моника Карбовска (Monika Karbowska).

Левый активист. Présidente of Association Université Européenne Populaire (на фото -справа)

12. Левое движение в Италии: успехи, проблемы, перспективы. Иван Марино (Ivan

Marino). Левый активист, доцент «русистики» из Неаполя

13. Студенческие протесты сегодня. новый 68-ой откладывается. Мария Меньшикова.

Активистка российского социалистического движения (Брянск)

14. Видеоконференция. Райан Брукенталь. Преподаватель Нью-Йоркского университета и

активист партии «Демократические социалисты Америки»

 

Латвийский комитет по правам человека. Опыт защиты прав наемного работника юридическими методами. Бузаев Владимир Викторович. Сопредседатель. Доклад на конференции левых сил в Брянске. 17 ноября 2018


Уважаемые дамы и господа!

Представляемый мною Латвийский комитет по правам человека начал свою деятельность

в 1992 году с массовых правовых консультаций населения, чем и продолжает непрерывно

заниматься уже 26 лет. Из 532 обращений, зафиксированных в нашей картотеке за 9 месяцев

текущего года, трудовых споров касались только 34, как со стороны работников, так и

работодателей.

В нашей уникальной стране 65% из них были связаны с деятельностью нашей уникальной

языковой инспекции. Чтобы разъяснить этот феномен, вначале немного о стране.

 

Все равны, но некоторые ровнее

 

Из данных последней переписи населения 2011 года видно, что Латвия двуязычна.

Государственный язык является языком семьи для 62% населения, русский – для 37%, и

менее 1% используют какой-либо третий язык.

Население Латвии стремительно сокращается (рис.1), в период между переписями

населения 1989 и 2011 – на 22%. Для сравнения - потери населения СССР во Второй

мировой войне составили 14%. Убыль численности латышей – 7%, нелатышей – 39%, т.е.

почти вшестеро быстрее!

Кроме вынужденной эмиграции у нелатышей существенно хуже показатели рождаемости

и смертности, бывшие в советское время примерно одинаковыми. Численность латышских детей в возрасте от 7 до 18 лет за этот период сократилась на 25%, а детей представителей

нацменьшинств – на 67%.

Эти различия нуждаются в объяснении.

Одним из них является массовое безгражданство нацменьшинств. На 1991 год гражданами

Латвии были признаны около 30% нацменьшинств, а сегодня таковыми является 60%.

Численность неграждан уменьшилась примерно втрое, в основном за счет эмиграции и

смертности. Но и сейчас это 230 000 человек, или 60% всех лиц без гражданства,

проживающих в огромном ЕС.

Действует 86 различий в правах граждан и неграждан, в том числе в запрете на ряд

профессий (например – адвокат или патентовед), а в ряде случаев - и в размерах всех видов пенсий.

Но на наш взгляд основной причиной демографических различий все же являются

формальные языковые требования ко всем профессиям в публичной сфере, имеющимся в

классификаторе профессий, а также примерно к 1/3 таких профессий в частной сфере.

Каждый выпускник советской русской школы кроме документа об образовании носит в

кармане еще и удостоверение о знании языка на одну из шести категорий, без которого

устроиться на работу крайне проблематично. Выпускники русской средней школы с 2012

года от этого счастья освобождены, а вот для выпускников основной (по девятый класс) эти требования сохраняются.

Аттестация прошла в начале 90-х и вызвала экстремальный всплеск безработицы в русской среде. С тех пор существенное различие в уровне безработицы латышей и нелатышей сохраняется (рис.2).


Языковые аттестации были поголовными и соотношение аттестуемых к обученным языку

за счет государства составляет примерно 8:1.

Повышенный уровень безработицы среди нацменьшинств в мире не редкость и ему, как

правило, находятся объективные причины: региональное расселение, уровень образования.

Так вот, пониженный уровень безработицы среди латышей, равно как и лучший

демографический баланс, наблюдается во всех регионах – как в процветающей Риге, так и

в депрессивной Латгалии.

 

Что касается уровня образования, то в школах нацменьшинств, вместо углубленного

 

изучения латышского языка, как отдельного предмета, 

вводится преподавание всех остальных предметов на латышском языке. Процесс достиг апогея в 2018 году, когда

введен запрет преподавания на русском языке во всех средних частных школах и вузах, а с 7 по 9 класс доля латышского языка в преподавании должна достигать не менее 80%

учебного времени.

В результате предшествующих более мягких реформ русские с латышами по уровню

образования уже поменялись местами (рис. 3), и совершенству, как видно из решений 2018 года, нет предела.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крах латвийской экономики

 

Теперь немного об экономике. Печальная история нашего ВВП (рис.4) позволяет

предположить, что в начале 90-х на Латвию была сброшена атомная бомба, а в конце

нулевых мы подверглись простой ковровой бомбардировке. Латвия достигла советского

уровня ВВП дважды – в 2006 и 2012 году.

Наиболее крупные предприятия были переданы в пользование трудовым коллективам

решением последнего советского правительства, национализированы новой властью и

целенаправленно ею же задушены. Последним из могикан оказался Лиепайский металлург, продержавшийся до 2016 года. Основан он был кстати в 1883 году, и в лучшие годы на нем работали 3500 человек, выпускавшие в год 850 тысяч тонн стального проката.

Доля лиц, занятых в производстве товаров, в 1990 году составляла около 70% занятых,

сейчас – около 20%. В пятерку крупнейших предприятий по числу работающих входят

литовская торговая сеть Maxima (7424), госпредприятие Латвийская железная дорога (6494) шведская торговая сеть Rimi (5748), Рижская Восточная клиническая больница (4236) и Латвийская почта (4236).

Представители нацменьшинств среди чиновников, судей и адвокатов практически

отсутствуют, вообще в государственном секторе представлены слабо и заняты

преимущественно оказанием коммерческих услуг (43%), а также в уцелевшей

промышленности и строительстве (34%).

 

О партиях…

 

Немного о политических партиях. Мы по уровню левизны предпочитаем размещать их не

на одной оси, по степени приверженности к рыночной экономике, а на плоскости, вводя

еще ось отношения к нацменьшинствам, от их поддержки до желания от них полностью

избавиться. Список левых (по моему мнению) партий представлен ниже. Три их лидера

лишены политических прав внутри Латвии, а один из них провел в тюрьме 6 лет.

С компартией Латвия поступила сурово, запретив ее голосованием в парламенте,

состоявшем при этом из бывших коммунистов примерно на 2/3. Ее лидер, Альфред Рубикс провел 6 лет в тюрьме по странному обвинению в государственной измене. До сих пор имеется множество запретов для бывших коммунистов, активно действующих в

переходный период с января по август 1991 года. Негражданам, к примеру, нельзя

натурализоваться, а гражданам – быть чиновниками и баллотироваться на всех выборах, за исключением выборов в Европарламент.

Те бывшие коммунисты, которые не вышли из партии до ее ликвидации, с помощью

активных неграждан, вроде меня, создали движение «За социальную справедливость и

равноправие» и мы прошли в парламент на первых же постсоветских выборах, поставив во главе списка сидящего в тюрьме Рубикса.

По результатам этого и ввели ограничения на выборах, а также запретили выставлять

списки от общественных организаций, одновременно запретив негражданам основывать

политические партии.

Тогда мы создали из имеющихся в Движении немногочисленных граждан

социалистическую партию, которую впоследствии возглавил вышедший на свободу

Рубикс. Социалистам не нравилась наша зацикленность на русских вопросах, защита от

произвола государства одновременно и работника, и предпринимателя, и они с нами

размежевались. Нам же пришлось преобразовать Движение в партию «Равноправие», лидер которой Татьяна Жданок стала депутатом Рижской думы. После того, как она стала

интересоваться тем, куда деваются деньги от приватизации муниципальной собственности, доброжелатели вспомнили, что она была в ревизионной комиссии компартии в запретный период. Мандата ее лишили, из списка кандидатов в парламент вычеркнули, а в ЕСПЧ мы проиграли дело во втором туре, после того, как Латвия подала апелляцию в Большую палату. Зато в последнее время она трижды избиралась в Европарламент.

Параллельно возникла еще и Партия народного согласия, составленная преимущественно

из тех русских политиков, которые активно поддерживали борьбу за независимость.

Впоследствии все три партии образовали объединение «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ), вошли в 2001 году в правящую коалицию в столичной думе, а на парламентских выборах 2002 года получили 25 мест из 100.

Партия «Равноправие» сразу после выборов возглавила мощное протестное движение

против планов ликвидации образования на русском языке, аналогичных принятым в 2018

году. В этот момент партнеры от нас ушли, и ныне соцпартия является маленьким

аппендиксом в партии «Согласие», проводя в их списках своих депутатов, ничем

социалистическим себя не проявляющих. Исключением является Рубикс, избранный в 2009 году по списку Согласия в Европарламент, и примкнувший там к самой левой фракции. В 2014 году ему пришлось стартовать на выборах собственно от соцпартии, и не удалось преодолеть 5% барьер.

Зато само «Согласие» объявило себя социал-демократами и вошло в партию Европейских

социалистов. С 2009 года партия контролирует Рижскую думу, а с 2010 – неизменно имеет

самую крупную фракцию в парламенте, но в правящую коалицию ей попасть не удается.

Ярко выраженных левых инициатив ни в Риге, ни в парламенте мы не наблюдаем. Также

фрагментарны инициативы и в защиту прав нацменьшинств, являющихся основным

электоратом партии. На парламентских выборах 2018 года была лидером среди всех

списков по предвыборным затратам и получила в Сейме 23 депутатских мандата.

Партия «Равноправие» (с 2004 года – партия «ЗаПЧЕЛ», с 2014 – Русский союз Латвии)

была представлена в парламенте с 1993 по 2010 гг., и в настоящее время имеет двух

депутатов в Европарламенте (Мирослав Митрофанов и Андрей Мамыкин) и одного

депутата в Айзкраукльском самоуправлении (Людмила Ушакова).

Из латышских партий левой можно считать Латвийскую социал-демократическую рабочую партию (ЛСДРП), объявившую себя преемницей ЛСДРП, действовавшей в Латвии с 1904 по 1940 гг. В 1998-2002 была представлена в парламенте (в оппозиции), а в 2001-2005 – в правящей коалиции в Рижской думе (вместе с ЗаПЧЕЛ).

В этот период ЛСДРП и ЗаПЧЕЛ удалось реализовать путем сбора подписей для

инициирования референдума такие инициативы, как отмена ужесточения пенсионного

закона (1999) и приватизация Латвэнерго (2000). Был также подан ряд совместных исков

депутатов в Конституционный суд, в т.ч. и в интересах нацменьшинств: отмена пенсионных ограничений для неграждан (проигран) и квот вещания на языках меньшинств частными радио/теле компаниями (выигран).

В Рижской думе было приостановлено выселение из муниципального жилья семей с

детьми, возобновлено муниципальное жилищное строительство, созданы Управа по найму

для внесудебного разрешения жилищных споров и агентство одной остановки.

В 2003-2010 гг. подобные инициативы в парламенте исходили преимущественно от

фракции «ЗаПЧЕЛ».

Например, поддержана инициатива профсоюзов о возможности роспуска парламента по

инициативе избирателей (закреплена в Конституции). Поправки к закону о забастовках,

разрешающие забастовки солидарности и политические забастовки, равно как и отмена

права вето на забастовку в случае подачи предпринимателем иска в суд, не были

поддержаны парламентом и Конституционным судом.

Исками в Конституционный суд удалось восстановить в Латвии свободу собраний и

предоставить негражданам право постоянного поселения за границей.

Оказано противодействие попыткам правительства переложить проблемы выхода из

кризиса 2009 года на плечи населения – иск в Конституционном суде об урезании пенсий

выигран, пособий по профзаболеваниям и трудовым травмам – проигран.

 

и профсоюзах.

 

Профсоюзное движение представлено почти исключительно Союзом свободных

профсоюзов Латвии с штаб квартирой в здании еще советского времени. Только название

улицы сменилось с Красноармейской на Рыцарскую.

Союз объединяет 21 отраслевую

ассоциацию (рис.), и охватывает около 12% занятых лиц. Наиболее развиты профсоюзы в

государственных структурах (учителей, медиков, полицейских и т.д.) и на государственных предприятиях (энергетиков, железнодорожников и.т.д.). На частных предприятиях случаи членства в профсоюзах единичны.

Профсоюзы привлекаются к анализу нормотворчества в трудовой сфере, сотрудничая в

Национальном совете трехстороннего сотрудничества (по 7 представителей правительства, профсоюзов и конфедерации работодателей). Развит институт коллективных договоров и генеральных соглашений, периодически проводятся массовые пикеты протеста, но инструмент забастовки практически не востребован.

В разветвленном трудовом законодательстве предусмотрены широкие полномочия

профсоюза в случае возникновения трудовых конфликтов. Профсоюзы организуют

правовые консультации и защищают работников в суде. Жалобы на действия работодателя рассматриваются в гражданском процессе в фиксированные сроки и не облагаются госпошлиной.

Досудебной институцией в разрешении трудовых конфликтов является Государственная

инспекция труда, осуществляющая надзор за различными аспектами занятости, включая

защиту трудящихся и безопасность на рабочем месте. В ней занято более 100 инспекторов, она ежемесячно рассматривает около 250 жалоб, проводит плановые проверки и может наложить на работодателя штраф до 3600 евро.

Что касается суда, то все документы гражданского судопроизводства составляются на

латышском языке, а с 2016 года еще и в устном процессе переводчика оплачивает

проигравшая сторона. 31 августа Комитет ООН по расовой дискриминации признал это

новшество расизмом и предложил Латвии его отменить, равно как и языковую реформу

2018 года в области образования и даже призвал отменить тотальное языковое

регулирование в трудовой сфере. Стоит добавить, что Комитет получил не только

правительственный отчет, но и наше альтернативное сообщение, и заслушал нашего

представителя, не поленившегося приехать в Женеву. Жаль, что Латвия подобные

рекомендации, периодически поступающие и из других международных правозащитных

институций, как правило, игнорирует. Но это по крайней мере фактор, удерживающий от

эскалации языкового террора.

Мы же, предельно перегруженные такими социальными проблемами, как жилищные

конфликты и пенсии, стараемся направить жалобщиков по трудовым вопросам в

профсоюзы и трудовую инспекцию в тех случаях, когда конфликт не связан с

деятельностью Центра госязыка.

 

Языковая инквизиция и противодействие ей

 

Инспектора Центра выполняют как плановые проверки, так и чутко откликаются на

языковые доносы. Бюджет Центра растет, как советская индустрия в годы первых

пятилеток, а в русской среде его именуют языковой инквизицией.

Наибольших успехов нам удалось добиться, защищая таких трудящихся, как кандидаты в

депутаты, которые при регистрации должны были предъявлять удостоверение о знании

языка на высшую категорию.

Следует отметить, что удостоверение о знании языка выдается коллегией специалистов, а

вывод о его незнании делался инспектором Центра единолично. Соответственно, мы

выиграли два процесса в ЕСПЧ и Комитете по правам человека ООН, и в 2002 году

языковые требования к кандидатам были из закона вычеркнуты. Заодно Центр был лишен

права аннулировать языковые удостоверения, что было с одобрением встречено более

широким кругом трудящихся.

Однако в 2009 году, после вступления Латвии в ЕС и НАТО, языковые требования были

восстановлены уже к избранным депутатам, а с 2014 года появилась и процедура лишения

мандата. В Конституционном суде мы проиграли, и суд кстати, констатировал, что депутат является наемным работником. В 2016 году мандат был аннулирован у одного из моих подзащитных, избранного в муниципалитет трижды подряд, и я веду его дело в Комитете по правам человека ООН. Тем временем Центр пытается лишить его четвертого мандата, полученного на выборах 2017 года.

Удачным оказался и прецедентный процесс одной предпринимательницы. У нее в магазине работали шесть сотрудников, все с необходимыми знаниями языка. Нам удалось доказать, что на членов правления фирм, которые общаются на государственном языке через своих служащих, требование знания языка на высшую категорию не распространяется.

С 2018 года языковые требования распространены и на руководителей общественных

организаций, и мы морально готовимся к новым судебным процессам.

Что касается других категорий наемных работников, то мы защищаем их в судах с

переменным успехом.

Латвия периодически получает международные рекомендации заменить карательные меры обучением взрослых государственному языку. Последняя пришла из одной структуры

Совета Европы 15 октября, и будет видимо проигнорирована столь же успешно, как и

предыдущие.

Надеюсь, что накопленный нами опыт не пригодится в мире, кроме Эстонии, где языковые инспекции также действуют предельно жестко.

 

Спасибо за внимание.

 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: