Польский слесарь и другие сказки народов Европы

7327

Говорят, что какой-то бельгиец, владелец ресторана и сторонник объединенной Европы, узнав, что Франция проголосовала против единой конституции, исключил из меню все французские вина. Когда против проголосовали Нидерланды, он был вынужден отказаться от голландского сыра. Хорошо, что британское правительство вовремя приняло решение перенести референдум на неопределенный срок, а то не видать бы его клиентам шотландского виски, ирландского кофе и традиционного английского чая как своих ушей.

Но если без виски еще можно обойтись, заменив его, в крайнем случае, другими горячительными напитками, то как восстановить разрушенные семьи? Подумать только: во Франции референдум стал причиной крупных ссор, драк и даже разводов. Это не шутка: журналисты газеты «Либерасьон» встречались с десятками семей до и после референдума и пришли к неутешительным выводам.

Лора рассталась со своим женихом сразу после 29 мая: «Я, простая девушка из Сен-Дени, больше не могла быть с этим парижским буржуа. Он обвинил меня том, что из-за таких плебеев, как я, Европа летит в тартарары». Серж и Эммануэль, прожив вместе десять лет, не разговаривают с того самого памятного вечера, когда супруга вернулась домой навеселе после празднования победы противников конституции. Эрик, дальнобойщик из Авиньона, подрался со своим зятем, который не мог скрыть ликования наутро после референдума.

Некоторые проголосовали против под давлением своих родственников, другие хотели проголосовать «за», да в последний момент передумали, а большинство просто ничего не поняли в этой конституции – она ведь такая длинная, запутанная и до смерти скучная. Зато многие почему-то связали единую конституцию со знаменитым польским слесарем. Этого мифического персонажа теперь боятся все, начиная с преуспевающих адвокатов и заканчивая продавщицами на рынке. «Полякам, конечно, тоже надо на что-то жить, но вся наша семья проголосовала против конституции, иначе у нас отняли бы работу», – с уверенностью говорит укладчик паркета из Кале.

Призрак польского слесаря бродит по Европе с того самого дня, когда бывший европейский комиссар Фриц Болькерстин дал в Париже пресс-конференцию по поводу им же самим придуманной директивы. Следует заметить, что фамилию многострадального комиссара ни в коем случае нельзя произносить как «Болькерштейн», иначе вы рискуете прослыть антисемитом. Так вот, Болькерстин выступил с предложением, что «польский слесарь может беспрепятственно устроиться на работу во Франции, получая при этом зарплату на уровне своей родной страны».

Директива моментально привела в ужас всех, кто мало-мальски разбирается в общественной жизни. Ясное дело, французам будет намного выгодней нанять непритязательного польского слесаря, чем своего соотечественника, который за ту же работу запросит в несколько раз больше. На пресс-конференции Болькерстин оправдывался, что в тот момент у него дома были проблемы с канализацией, и вообще, польский слесарь – это образ собирательный. С таким же успехом можно было придумать «чешскую няню», «эстонского садовника» и «литовского дворника».

Отнекиваться было поздно: глава польского правительства Марек Белка воспринял директиву как личную обиду и заявил, что «с этим мифом надо бороться». Но попробуйте с ним бороться, если он уже три месяца будоражит умы всех европейцев, – Паскаль Лами даже придумал неологизм «слесарефобия».

Скромный слесарь, сам того не желая, в одночасье сделался такой знаменитостью, что жизнерадостные голландцы предложили поставить ему памятник – «Польский слесарь, поражающий европейского дракона». Как известно, в каждой шутке есть доля правды: в Нидерландах референдум с треском провалился.

Каррикатура Рэкса Мэя. Надпись на ней гласит: «Я не хотел этого делать, но такие конфликты неизбежны, пока у нас с вами нет языка логики».

Поделиться:

Комментарии

Please enter your comment!
Please enter your name here